Подпишитесь на Re: Russia в Telegram, чтобы не пропускать новые материалы!
Подпишитесь на Re: Russia 
в Telegram!

Европейский баланс: у крайне правых недостаточно сил, чтобы изменить курс Европы, но их хватит, чтобы сделать его непоследовательным и нерешительным


Итоги выборов в Европарламент принесли несколько неожиданностей, хотя почти не отклонились от предсказанных результатов. 

Самой большой из них стал сокрушительный успех крайне правых во Франции, где они набрали более 30%. Второй неожиданностью, впрочем, стало то, что в целом центристская коалиция не сократила свое представительство. А либералы и «зеленые» потеряли больше, чем предполагалось.

Опорой крайне правых в Европе остаются Польша, Венгрия, Словакия, Италия и примкнувшая к ним Франция. Второй опорный круг составляют Нидерланды, Бельгия, Австрия и Германия. При этом резкое усиление крайне правых во Франции и Германии будет иметь наибольшее влияние на курс Европы, так как именно эти две страны рассматривались как потенциальные лидеры углубленной интеграции.

Результаты выборов не приведут к смене курса Евросоюза, но будут иметь существенное влияние на конфигурации ситуативных коалиций в Европарламенте и общий тренд европейской политики. Они стали сигналом, что углубление европейской интеграции, о необходимости которой много говорилось в контексте геополитического усиления Европы, остается поляризующим вопросом.

Результаты выборов в Европарламент принесли несколько неожиданностей. Ожидание натиска крайне правых, по всей видимости, мобилизовало избирателей-центристов. В итоге фракции центристских партий, которые в прежнем составе входили в неформальную коалицию действующей главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, получают 407 мест из 720 — на 46 больше, чем требуется для избрания главы Еврокомиссии. 407 — это на 10 мест меньше, чем у коалиции было в прошлом составе. Фракция христианских демократов из Европейской народной партии фон дер Ляйен увеличится со 176 до 189 мест. У социалистов (S&D) будет 135 мест (было 139), у либералов («Renew») — 83 (было 102). Наряду с либералами, главными неудачниками выборов стали «зеленые» — их фракция сократится с 72 до 50 депутатов.

Крайне правые, напротив, усилили свои позиции, но получили не так много, как ожидалось в самых пессимистических прогнозах. Есть лишь одно большое исключение — Франция. «Национальное объединение» Марин Ле Пен получило более 30%, президентская партия «Возрождение» — менее 15%. Во многих странах голосование на выборах в Европарламент рассматривается как своего рода вотум доверия правящей коалиции. По этой причине Эммануэль Макрон уже объявил проведение досрочных парламентских выборов в стране. Впрочем, за столь быстрым решением стоит политический расчет: очевидно, Макрон предполагает, что результаты крайне правых во Франции напугают и мобилизуют центристский электорат.

В целом же, считалось, что правые увеличат свое представительство во фракциях «Европейские консерваторы и реформисты» (ECR) и «Идентичность и демократия» (ID) со 118 до 144 мест. На данный момент они имеют, согласно предварительным данным, 131 место. Однако еще не менее 50 мест получили крайне правые, не входящие в эти две фракции. Таким образом, в целом крайне правый фланг будет иметь 25% мест, как и предсказывалось.

Предварительные итоги выборов в Европарламент, 2024

10.06 site (2).png

Источник: Европарламент

По итогам выборов можно сказать, что базовыми странами для крайне правых в Европе остаются Венгрия, Словакия, Польша и Италия, к которым теперь присоединилась Франция. Здесь они получили более трети (а в некоторых странах и более половины) мест национальной квоты. При этом, однако, в Польше и Венгрии их позиции несколько ослабли по сравнению с прошлыми выборами. Зато в Италии и Франции — усилились. Нидерланды, Бельгия, Австрия и Германия составляют второй контур: здесь крайне правые получили от 20 до 30% мест. И всюду — усилились по сравнению с предыдущим голосованием.

Как мы писали ранее, эти результаты не приведут к смене курса Евросоюза, но будут иметь существенное влияние на конфигурации ситуативных коалиций в Европарламенте (→ Re: Russia: Правый крен) и общий тренд европейской политики. При этом пострадают повестки, которые продвигались левыми партиями, прежде всего программа «зеленого перехода». Также итоги выборов — это сигнал, что углубление европейской интеграции, о необходимости которой в последнее время много говорилось в контексте геополитического усиления Европы, противостояния с Россией и помощи Украине, остается в значительной мере поляризующим вопросом (→ Re: Russia: Европа разных скоростей). Причем самым чувствительным обстоятельством является то, что наибольший успех крайне правых пришелся на две ключевые страны Евросоюза — Францию и Германию.

Таким образом, к приятной и ожидаемой новости — основной вектор европейской политики не изменится — прибавляется еще одна ожидаемая, но неприятная: у Европы по-прежнему не будет возможности его последовательно реализовывать. Скорее всего, из опасений еще более усилить правый фланг сохранившая свои позиции центристская коалиция будет крайне осторожна в отношении решений, касающихся резкого расширения расходов на оборону, консолидации оборонной и военной политики ЕС и усиления его политических институтов.