Подпишитесь на Re: Russia в Telegram, чтобы не пропускать новые материалы!
Подпишитесь на Re: Russia 
в Telegram!

Несмотря на усталость от войны, украинское общество настроено на возвращение оккупированных территорий; признаков поляризации в этом вопросе пока не наблюдается


Данные опроса Gallup, свидетельствующие, что 70% украинцев настроены на продолжение войны с Россией до победного конца, дают картину менее монолитной поддержки этого сценария, чем данные опроса Киевского международного института социологии. Заметно ниже поддержка войны среди женщин (64%), людей без высшего образования (68%) и жителей востока и юга Украины (56–58%). Но даже в этих данных нет признаков поляризации в отношении общей стратегии противостояния России. Такие признаки, однако, наблюдаются в других, менее значимых вопросах — об отношении к Степану Бандере и дерусификации топонимов, свидетельствуют результаты еще одного опроса.

По результатам опроса Gallup, проведенного в Украине в начале сентября, 70% респондентов считают, что Украина должна продолжить войну с Россией до победного конца, а 26% — что следует как можно скорее начать переговоры об окончании военных действий. Поддержка продолжения войны возрастает по мере удаления от районов непосредственных боевых действий и падает по мере приближения к линии фронта, пишут эксперты Gallup: на западе она составляет 83% ответивших, на юге и востоке — 56–58% (оккупированные территории Украины опросом не охвачены). В разрезе социально-демографических групп наибольшая вариация наблюдается по гендерному признаку — за продолжение войны до победы выступают 76% мужчин, но только 64% женщин, — а также по признаку образования: войну до победы поддерживают 80% респондентов с высшим образованием и 68% со средним и ниже.

На уточняющий вопрос, что именно они подразумевают под победой, 91% опрошенных выбирают вариант ответа «Возврат всех утраченных с 2014 года территорий, включая Крым», 4% — аналогичный вариант, но без Крыма, и еще 5% — возврат территорий, утраченных с февраля 2022 года. 

В целом диапазон значений 56–64% в поддержку войны до победного конца не кажется достаточно убедительным и «надежным» на фоне все более затягивающихся военных действий, российской мобилизации и предстоящей Украине зимы с полуразрушенной энергетической инфраструктурой. И во всяком случае эта картина выглядит гораздо менее монолитной, чем полученная Киевским международным институтом социологии (КМИС), также проводившим опрос в начале сентября. Здесь респондентам нужно было выбрать между ответами «Ради скорейшего достижения мира и сохранения независимости Украина может отказаться от части территорий» и «Ни при каких обстоятельствах Украине не следует отказываться от своих территорий, даже если это приведет к более продолжительной войне и создаст угрозу ее независимости». В этом вопросе 87% респондентов выбрали второй вариант, причем вариация между регионами выглядит у КМИС не столь значительной и расположена в более высоком диапазоне (83% на юге, 85% на востоке и 91% на западе). Существенное различие наблюдается лишь в разрезе лингвоэтнических групп: так, среди русскоговорящих русских бескомпромиссный вариант поддерживают 57% опрошенных, 24% выступают за территориальные уступки и еще 19% затруднились с ответом, а среди русскоговорящих украинцев такие ответы выбрали соответственно 85, 10 и 5% опрошенных.

Авторы исследования специально оговаривают, что оно проводилось в дни наиболее успешного продвижения украинских сил в ходе контрнаступления в Харьковской области, 7–13 сентября. Исследование Gallup проходило с 2 по 11 сентября, и, таким образом, его начальная часть не отразила информационный эффект контрнаступления. Вместе с тем эффект контрнаступления, хотя он и изменил представление сторон и населения о ходе войны и ее возможных дальнейших сценариях, будет со временем спадать. И в этом отношении опрос Gallup в большей степени указывает на потенциал усталости от войны и те группы, в которых эта усталость нарастает быстрее.

Однако и в опросе Gallup различия между макрорегионами Украины в отношении двух противоположных стратегий не выглядят критическими. Эти различия возрастают лишь при радикализации националистических взглядов и позиций. Так, опрос, проведенный Фондом «Демократические инициативы» и Центром Разумкова тогда же, в начале сентября, демонстрирует, что за последний год доля респондентов, позитивно относящихся к деятельности Степана Бандеры, выросла с 31 до 50%. При этом если в западных областях такое отношение характерно для 73% опрошенных, то на востоке и юге — для 30 и 20% соответственно. Такая же поляризация наблюдается и в вопросе дерусификации топонимов: если на западе ее поддерживают 79%, то на юге таких всего 27%, а на востоке — 44% (без учета оккупированных территорий). Таким образом, в украинском обществе существует круг вопросов, провоцирующих поляризацию, но выбор «переговоры или возвращение территорий» пока не относится к их числу.


Читайте также

28.02 Опросы Аналитика Депривация среднего возраста: почему большинство россиян хочет окончания войны, но не поддержит антивоенного кандидата на выборах, и так ли это на самом деле Среди российской молодежи доминируют сторонники безусловного прекращения войны, среди старших возрастов — носители провоенных взглядов. Между ними — те, кто готовы поддержать переход к миру по инициативе Путина или начало мирных переговоров, но не готовы — односторонний вывод войск и альтернативного Путину антивоенного кандидата 16.02 Опросы Обозрение Борьба за мир: кейс Надеждина и расширение запроса на окончание войны могут повлиять на предвыборную риторику Владимира Путина 09.02 Опросы Обозрение Три большинства: россияне по-прежнему поддерживают военные действия в Украине, но считают их цену слишком высокой и склоняются к мирным переговорам