Геополитика, эскапизм, депрессия: исследователи проанализировали весь спектр отношения россиян к войне в Украине на материале 213 интервью


В отличие от социологических опросов, в реальности россияне не делятся на «поддерживающих» и «не поддерживающих» войну — между полюсами убежденных сторонников и противников вторжения в Украину располагается целый спектр неоднозначных и часто противоречивых позиций. Такой вывод делают исследователи Лаборатории публичной социологии, обобщившие материалы 213 глубинных интервью с жителями России. В целом те, кого можно отнести к сторонникам войны, стремятся рационализировать и нормализовать вторжение в Украину, прибегая к языку геополитики и реваншизма. «Сомневающиеся» избегают какой-либо четкой позиции, ссылаясь на недостаточную информированность, и стремятся вытеснить большую политику из частной жизни. Противники войны опираются на моральные и правовые аргументы, но чувство ответственности и беспомощности ввергает их в депрессию. Однако все три группы объединяет усталость от войны и недовольство положением дел внутри России.
Исследование Лаборатории публичной социологии разделяет всех интервьюируемых на три большие группы — сторонников, противников и сомневающихся — и представляет их «портреты», уточняя, что в каждой группе есть свои подгруппы и градации в отношении твердости той или иной позиции. Позиции респондентов не являются ни однозначными, ни неизменными — один и тот же человек может одновременно придерживаться как радикальных, так и промежуточных, как консистентных, так и противоречивых позиций.

Ключевым различием трех групп являются языки и системы координат, в которых выносится суждение. Сторонники войны воспроизводят язык реальной политики (Realpolitik), в большей степени исходя из «практических» соображений относительно геополитических интересов России. В войне они видят возможность повысить статус России в мире, считая ее несправедливо униженной Западом, прежде всего США, либо необходимый акт «защиты» от нараставшей со стороны Украины и НАТО угрозы. (Аргументацию сторонников войны авторы исследования подробно описывали в статье «Возможно, он дед, который не выпил таблетки», опубликованной Re: Russia.)

Большинство сторонников войны прогнозируют ухудшение своего финансового положения и экономической ситуации в стране в целом, но считают, что санкции против России были спланированы заранее, то есть не связаны с решением Путина о начале войны, пишут авторы исследования. Несмотря на это, взгляд сторонников вторжения на будущее экономики России — оптимистичный: в соответствии с официальной риторикой они считают, что санкции позволят укрепить российскую экономику, а уход иностранных компаний открывает возможности перед отечественным бизнесом.

Сомневающиеся ссылаются на слабую информированность о фактических обстоятельствах военных действий, отсутствие у них «объективной информации» и необходимых интеллектуальных компетенций. Они ощущают себя бесправными наблюдателями, не хотят нести ответственность за выбор той или другой стороны и чувствуют себя заложниками ситуации, которую создали не они, но с последствиями которой им приходится иметь дело. Сомневающиеся в большей мере сосредоточены на социальных проблемах и последствиях войны для своей частной жизни. А кроме того, они критически настроены в отношении многих сторон российской реальности, критикуют правительство за повышение пенсионного возраста и, что любопытно, недовольны ущемлением политических свобод — отсутствием честных выборов и конституционными поправками.

Противники войны делают акцент на ее неприемлемости с морально-этических позиций и принципов международного права. В отличие от сторонников, противники войны не видят в ней никакого смысла и рационального обоснования. Война, по их мнению, наносит непоправимый экономический, социальный и репутационный ущерб стране и согражданам.

Принадлежность к той или иной группе предсказуемо коррелирует с характеристиками медиапотребления информантов. Сторонники войны в большей степени доверяют официальным СМИ и телевидению. Сомневающиеся склонны не доверять никаким источникам, однако гораздо более пассивны в поиске информации и не разбираются в ее источниках. Противники войны ориентируются на социальные сети и зарубежные медиа.

Сторонники войны и сомневающиеся, в отличие от противников, зачастую отождествляют патриотизм с лояльностью тем решениям, которые принимаются российским правительством и президентом. Эти данные согласуются с результатами недавних массовых опросов, показывающих, что позиция большинства респондентов определяется не их личным выбором, а решениями властей. Напротив, противники войны противопоставляют себя государству и в особенности президенту, принявшему от их лица решение о нападении на Украину. «Для противников войны тот факт, что решение о начале „спецоперации“ было принято от их имени, но не отражает их позицию, является важным аргументом против войны и против Путина, — пишут исследователи. — Сторонники и сомневающиеся, напротив, поддерживают, или по крайней мере не оспаривают, решение начать войну, именно потому что оно было принято их правительством и их государством».

Наиболее деструктивные чувства, такие как шок, гнев, разочарование, так или иначе встречаются среди всех опрошенных. Однако только среди сторонников войны есть информанты, выражающие оптимизм, надежду и гордость. Противники войны тяжелее всех переживают происходящее, переходя от одного депрессивного состояния к другому. Происходящее со временем снижение накала эмоций, однако, так или иначе характерно для всех групп. Усталость от затянувшейся «спецоперации» вызывает желание всех респондентов сократить новостной поток.

Помимо усталости, всех респондентов также объединяет критическое отношение к положению дел внутри России. И сторонники, и сомневающиеся, и противники войны упоминают экономические и социальные проблемы (например, полицейское насилие или недостаточность социальной поддержки), с которыми не справляется руководство страны. В этой связи авторы исследования делают осторожный прогноз о том, что нарастание социально-экономических проблем вместе с затягиванием конфликта может привести к пересмотру отношения к войне у существенной части населения, включая ее сторонников.


Читайте также

12.09 Социология Обозрение Мнения россиян о том, следует ли продолжать военные действия в Украине или переходить к мирным переговорам, разделились почти поровну, показывает опрос «Левада-центра» 05.08 Социология Аналитика Широкий фронт неадекватности Данные июльского опроса «Левада-центра» демонстрируют, что отношение россиян к войне и политике Кремля остается неизменным и даже сопровождается неумеренным ростом оптимизма — как в отношении перспектив российской экономики, так и в целом. Кирилл Рогов — о специфике социальных настроений лета 2022 года. 15.07 Социология Экспертиза «Возможно, он дед, который не выпил таблетки» Вторая статья из цикла «Риторики войны», посвященного тому, как функционируют дискурсы войны в политическом языке и общественном мнении России, демонстрирует, как работает этот дискурс, на материале 57 глубинных интервью с россиянами, в той или иной степени поддерживающими войну, и дает уникальную картину различных стратегий «освоения» базовых аргументов оправдания войны, их контаминации и проекции на личные обстоятельства и опыт.