Подпишитесь на Re: Russia в Telegram, чтобы не пропускать новые материалы!
Подпишитесь на Re: Russia 
в Telegram!

Дырявый потолок и ржавый флот: российская нефть продается выше ценового потолка, но, вероятно, далеко не вся


Согласно общим представлениям, санкции Евросоюза и G7 против нефти из России не работают — Индия и Китай покупают ее с минимальным дисконтом к Brent. Засекреченные данные российской таможни, с которыми смог ознакомиться сотрудник Киевской экономической школы Беньямин Хильгеншток, говорят, что это не так: примерно половина поставок может идти с соблюдением потолка. Средняя цена российской нефти в итоге не дотягивает до $70 за баррель. При этом бюджет на 2024 год с его огромными военными расходами сходится при $71 за баррель. Чтобы выполнить план по доходам от экспорта нефти, Россия должна попытаться увеличить теневой флот танкеров — пока что он способен перевозить не более половины необходимого объема. На борьбе с этими попытками, видимо, будет сосредоточен основной фокус ужесточения санкций.

Фактические цены, по которым реализуется российская нефть, могут оказаться ниже тех, что называют официальные представители России и большинство независимых экспертов, пишет в специальном обзоре на эту тему экономист Киевской экономической школы (Kyiv School of Economics, KSE), член Международной экспертной группы Ермака–Макфола по санкциям Беньямин Хильгеншток. Согласно данным российской таможни, с которыми он смог ознакомиться (в России они засекречены), в сентябре баррель Urals продавался в среднем всего за $61,50, в августе — за $59,1. Баррель нефти ВСТО — соответственно за $71,5 и $68,4. Таким образом, в среднем российская нефть в сентябре стоила $67,5 за баррель, в августе — $63,7. Российский Минфин, однако, утверждал, что средняя цена барреля Urals в сентябре составляла $83,08, в августе — $74. Международное энергетическое агентство (МЭА) в своих оценках оказалось ближе к Минфину. Сентябрьские данные еще не опубликованы, а в августе, по данным МЭА, баррель Urals уходил в среднем за $71. Учитывая, что в августе нефть в целом стоила дешевле, чем в сентябре ($86 против почти $94 за баррель Brent), оценки Хильгенштока и МЭА заметно расходятся.

Цифры, которыми оперирует Хильгеншток, почти вписываются в установленный ЕС и G7 ценовой потолок, который составляет $60 для нефти и $45 для нефтепродуктов. Эксперт уточняет, что в августе ценовая структура российского экспорта начала расщепляться. 48% поставок идут с соблюдением ценового потолка, 52% — по более высоким ценам. До этого ценовой потолок соблюдался. Расхождение в оценках с МЭА может объясняться тем, что агентство просто не получает данных о сделках, заключенных с учетом потолка. Минфин, в свою очередь, может не учитывать такие сделки, потому что Владимир Путин запретил российским экспортерам соблюдать санкции. 

Изыскания Хильгенштока идут вразрез с общими представлениями о том, что ценовой потолок фактически перестал работать, а дисконт на российскую нефть снизился до минимума. Считается, что санкции против нефти, по всей видимости, работали вплоть до июля, обеспечивая дисконт российской нефти к цене Brent, однако затем, когда цены устремились вверх, величина дисконта резко сократилась и российская нефть стала продаваться по ценам гораздо выше потолка. Из этого следует, что эффект санкций для российского экспорта ограничивается лишь ростом транспортных издержек (доставлять нефть в Индию и Китай дороже, чем в Европу) и вероятными скидками для индийских и китайских перекупщиков, а также затратами на теневой флот (Re: Russia подробно рассказывала, как он создавался и как устроен). Хильгеншток и сам раньше разделял это мнение. 

Российский Минфин ждет, что средняя цена барреля российской нефти в следующем году будет выше $71. Центробанк в «Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2024–2026 годы» давал более консервативную оценку: $60 за баррель Urals в среднем по году. Впрочем, регулятор пообещал представить новую версию прогноза — после того как был обнародован бюджет на 2024–2026 годы, предполагающий существенный рост как расходов, так и доходов. Нефтегазовые доходы должны вырасти на 30%, ненефтегазовые — на 19%, считает правительство. Но если Хильгеншток прав, эти планы начинают выглядеть слишком оптимистичными. 

Так или иначе, доходы России от нефтегазового экспорта растут (впрочем, по данным Минфина, которые, как выяснилось, расходятся с данными таможни), а по каким ценам продается значительная часть российской нефти, доподлинно неизвестно. В последнее время стали даже появляться предложения отменить потолок вовсе. Так, например, аналитик Bloomberg Джулиан Ли аргументировал свой призыв тем, что использование теневого флота создало угрозу экологической катастрофы, поскольку в транспортировке российской нефти используются старые ржавые танкеры, которые едва ли застрахованы должным образом. Впрочем, бывший чиновник Минфина США Бен Харрис, считающийся одним из авторов идеи потолка, напротив, предлагает ужесточить контроль за рынком перевозок, в частности, установив контроль за страховками перевозящих нефть судов в контролируемых Данией, Турцией и Египтом проливах. Вместе с тем он предлагает в настоящий момент повысить потолок и менять его значение чаще, отслеживая ситуацию на рынке.

В октябре США впервые ввели ограничения против нарушителей ценового потолка — двух судовладельцев из Турции и ОАЭ, — а Коалиция ценового потолка (Price cap coalition), объединяющая его архитекторов, призвала участников рынка морских перевозок следить за соблюдением ограничений внимательнее. Согласно экспертным оценкам, имеющегося количества танкеров достаточно для того, чтобы перевозить чуть меньше половины необходимого России объема. Возможно, этим и объясняются расхождения в данных о цене поставок. Если ценовой потолок действительно работает, российским компаниям придется расширять флот. При этом до сих пор они покупали танкеры у европейских судовладельцев, на которых санкционная коалиция в состоянии повлиять. Основной фокус ужесточения санкций, по всей видимости, как раз и будет сосредоточен на борьбе с российским теневым флотом и попытками его расширения. 


Читайте также

04.06 Санкции Экспертиза Динамика изоляции в условиях фрагментации: итоги двух лет санкционного эксперимента Александр Либман Ограниченный эффект санкций в отношении России определили несколько факторов: изменение структуры мировой экономики, эффекты логики арбитража и внутренние противоречия санкционного режима. Дальнейшая динамика влияния санкций будет носить циклический характер: новые инструменты контроля — новые пути их обхода. А в долгосрочном периоде все будет зависеть от того, насколько российская экономика сохранит свое рыночное ядро. 07.05 Санкции Обозрение Санкционный комплаенс: ключевую роль в контроле поставок товаров двойного назначения в Россию могут сыграть западные банки 16.04 Санкции Обозрение Санкционная партия: США удалось создать проблемы для ввоза в Россию микроэлектроники, но еще важнее ограничить развитие ее внутреннего производства