Санкционное контрнаступление: даже частичное перекрытие «серого» импорта микроэлектроники в Россию может изменить баланс сил на поле боя


Российский ВПК по-прежнему критически зависит от импорта, а поставки продукции двойного назначения — в частности, чипов и микросхем — продолжают поступать на оборонные предприятия практически в довоенных объемах через китайские фирмы-«пустышки» и «ложный транзит». При этом Россия расходует боеприпасы и технику так быстро, что даже частичное перекрытие этих каналов поставок станет для нее большой проблемой, считают эксперты. На фоне повышения технологической оснащенности украинской армии оно будет вести к ослаблению технологической оснащенности российских войск. На данном этапе это может оказать важное или даже решающее влияние на ход боевых действий.

Объявляя о введении 11-го пакета санкций, лидеры ЕС отметили, что задачей санкционной политики на сегодняшний день является не столько введение новых ограничений, сколько усиление контроля за соблюдением уже введенных. Компоненты, разработанные американскими и европейскими компаниями, продолжают использоваться практически во всех видах современного российского вооружения. В первую очередь речь о чипах, микросхемах и транзисторах, но также трудно заменить, например, более тривиальные регуляторы напряжения, конденсаторы и т.п., говорится в докладе Киевской школы экономики и Группы Ермака–Макфола — международного объединения экспертов, дающих рекомендации по расширению и повышению эффективности санкций против России и Беларуси. Изучив 58 единиц российской техники и снарядов, захваченных с начала войны, исследователи нашли в них 1057 импортных компонентов. Более 70% были произведены американскими компаниями (львиная доля — Analog Devices, Texas Instruments, Microchip Technology, Intel и AMD), еще более 20% — европейскими. Чипы и микросхемы составляют половину найденного. 

Какие импортные компоненты используются в российском вооружении, штук на 58 изученных единиц российских техники и вооружений

Данные таможни, которые изучили исследователи, показывают, что Россия форсировала закупки критически важных для ВПК компонентов еще накануне войны. С января по сентябрь 2021 года Россия в среднем импортировала продукции двойного назначения на $2,2 млрд в месяц. В октябре закупки увеличились на 44%, в ноябре — на 59%, в декабре — в два раза. В январе 2022 года объем поставок составлял уже $2,9 млрд, в феврале — примерно столько же. В первые месяцы войны санкции обрушили импорт на 50%, но уже во второй половине года он начал отрастать за счет поставок через китайские фирмы-«пустышки» и «ложный транзит» (Re: Russia разбирала, как устроены эти схемы). В результате если импорт западной продукции в целом за 2022 год, как писала Re: Russia ранее, значительно сократился, то импорт критически важных для ВПК компонентов удалось сохранить на довоенном уровне. В четвертом квартале 2022 года эти поставки оценивались в $2,8 млрд в месяц, что на 25% больше, чем до войны. Конечно, надо иметь в виду, что та же самая продукция стала обходиться дороже из-за радикального усложнения логистики — но, с другой стороны, рубль в 2022 году в среднем был сильнее, чем в 2021-м.

Нельзя сказать, что санкции совсем не работают, отмечают авторы доклада. Россия расходует боеприпасы и теряет технику с такой скоростью, что для их восполнения ей требуется больше импортных компонентов, чем получается закупать. Из-за этого, пишут авторы доклада, активно расходуются накопленные перед войной резервы. В некоторых случаях приходится использовать компоненты более низкого качества, буквально выковыривая чипы из холодильников и стиральных машин, потому что нужные в достаточном объеме отсутствуют. 

Масштаб проблемы исследователи показывают, в частности, на примере ракет. Из-за их дефицита интенсивность обстрелов снижается. Чаще применяются более дешевые, но менее эффективные иранские дроны. Некоторые ракеты, которых в распоряжении армии больше, используются не по прямому назначению, а новые ракеты порой отправляются не на склад, а сразу на фронт. 

Сколько у российской армии осталось ракет на 1 июня 2023 года, штук

Однако эффект от санкций может быть более значительным, если использовать арсенал дополнительных мер, заключают авторы доклада. 

Необходимо, во-первых, повысить координацию между участниками санкционной коалиции и третьими странами. Должен появиться единый список продукции двойного назначения. Сейчас, пишут авторы доклада, разночтения есть даже на уровне Европейского союза. Таможенным органам следует или начать регулярно обмениваться информацией напрямую, или выгружать статистику в одну из независимых баз данных (например, Export Genius). Доступ к статистике должен быть также у ученых и экспертов. 

Во-вторых, авторы доклада предлагают ввести дополнительные санкции против российских банков, через которые может оплачиваться импорт. Также они призывают активно применять вторичные санкции против организаций из третьих стран, что предусмотрено 11-м санкционным пакетом ЕС. 

В-третьих, часть ответственности предлагается возложить на крупнейших мировых производителей, обладающих достаточными ресурсами для того, чтобы минимизировать поставки своей продукции в Россию, но пока не имевших стимулов это делать. Малым и средним компаниям, у которых необходимых ресурсов нет, должны помочь власти. 

Таким образом, санкционная война, как и война реальная, вступила в свою затяжную фазу, успех которой будет зависеть от того, насколько эффективным и аккуратным окажется стратегия борьбы с «серыми» поставками со стороны западной коалиции. Слишком резкие действия в отношении бизнеса в странах глобального Юга могут привести к росту напряженности между ними и Западом и усилить в них пророссийские настроения. В наиболее радикальном случае мир может приблизиться к сценарию геоэкономической фрагментации. Слабо уязвимыми для западного давления, скорее всего, останутся периферийные китайские фирмы — полностью перекрыть поставки через них вряд ли удастся. Однако в условиях наращивания оснащенности украинской армии даже сокращение этих поставок будет вести к ослаблению технологической оснащенности российских войск, что на данном этапе будет оказывать важное, а возможно и критическое влияние на ход боевых действий.