Контрмобилизация: обещанных Украине вооружений принципиально недостаточно для компенсации новых преимуществ России


Новый цикл вооружения украинской армии — это часть стратегического ответа западной коалиции на успех проводимой Кремлем военной и экономической мобилизации, меняющей соотношение сил в российско-украинской войне в пользу Москвы. Однако анонсированные поставки — это скорее символическое обозначение такого ответа, нежели его практическое воплощение. Преодоление табу на поставки украинской армии бронированных машин и танков, то есть наступательных вооружений, обозначает, по мнению экспертов, начало нового этапа поддержки Украины западной коалицией, однако на этом пути ее еще ждут и политические (отсутствует окончательное согласие Германии), и технические препятствия. И главное, западной коалиции, до сих пор передававшей Украине вооружения из своих запасов, необходимо принять решение об инвестициях в производство этих вооружений — в противном случае их будет недостаточно для того, чтобы компенсировать складывающееся на стороне России преимущество.

«Частичная» мобилизация в России не вызвала достаточно серьезного противодействия в российском обществе. Более того, слабость общественного сопротивления позволила Кремлю превратить «частичную» мобилизацию в фактически перманентную. И при всех проблемах военной организации, с которой сталкивается Россия, этот факт, как мы писали в ноябре прошлого года, является критическим поворотом в ходе войны, на который Украине и западной коалиции необходимо найти адекватной ответ.

В целом, воюющие стороны давно определились в своих военных стратегиях, связанных с их ресурсными и человеческими возможностями, считают военные эксперты. Россия ведет традиционную войну на истощение, ориентированную на использование огневой мощи (a traditional firepower-centric war of attrition), в то время как Украина, обладающая гораздо меньшим военным, экономическим и человеческим потенциалом, следует тактике высокоманевренной войны на местности (a terrain-focused war of maneuver). В то же время России на предыдущем этапе не хватало живой силы, чтобы вполне реализовать свою стратегию, и это повышало возможности и эффективность украинской контрстратегии. Успех «частичной» мобилизации компенсировал этот недостаток, и теперь у России есть все возможности, чтобы истощать ресурсы противника, имея при этом все возможности для пополнения своих ресурсов как в отношении вооружений, так и живой силы.

Опасения относительно того, что Россия получит заметное преимущество на поле боя, резко повысило решимость союзников по НАТО в отношении поставок Украине новых видов вооружений. Джек Уолтинг, старший научный сотрудник Королевского института объединенных сил (RUSI), пишет в The Guardian, что Кремль может к весне сформировать боевые подразделения для организации нового наступления. И хотя потенциал военно-промышленного производства в России ограничен, у Москвы есть сырье и возможности провести экономическую мобилизацию в дополнение к военной.

Впрочем, в изменении позиции в отношении поставок новых вооружений Украине сказывается и произошедшая переоценка российского военного и технического потенциала и, соответственно, вероятности новой эскалации со стороны Москвы. 2022 год показал, что Россия слишком слаба для прямого конфликта с НАТО, отмечает Тобиас Эллвуд, председатель британского Специального комитета по обороне, поэтому западные политики смогли далеко продвинуться в своей готовности смотреть Путину в глаза и не пугаться его риторики. О снижении риска прямого конфликта в виду полной неготовности к нему Москвы говорит и большинство экспертов, опрошенных Atlantic council.

Новый цикл поставок вооружений в Украину был анонсирован в конце декабря, когда Вашингтон объявил об отправке украинской армии систем ПВО Patriot, в январе о поставке Patriot Украине сообщили в Берлине. Затем, неожиданно для военных наблюдателей, Франция, Германия и США впервые пообещали поставить украинцам боевые бронированные машины: неназванное количество AMX-10 RC, 40 Marder и 50 американских Bradley. Британский премьер-министр Риши Сунак пообещал поставить Украине 12 гусеничных танков Challenger-2. Наконец, президент Польши Анджей Дуда заявил, что Варшава предоставит Украине немецкие танки Leopard-2. И скорее всего в ближайшее время этот список будет пополняться.

Киев в первую очередь нуждается в танках Leopard-2. Эксперты уверены, что их значительное количество в разы повысит способность Украины обороняться и наступать. Эти танки идеально подходят для прорывов в окопной войне и пересечения труднопроходимой местности. В свою очередь бронированные машины будут играть ключевую роль в боях за контроль над крупными городами. 

Вместе с тем в вопросе о поставках Leopard-2 остаются нерешенными два типа проблем. Первая — чисто политическая «германская проблема». Принимая решение о поставках Украине, страны коалиции должны согласовывать их с производителем. Поэтому вопрос об отправке Leopard-2 упирается в позицию Германии, которая с трудом преодолевает собственную доктрину непоставки вооружений в зоны боевых действий. В данном случае, к тому же, речь идет о наступательных вооружениях. Однако давление на немецкого канцлера от социально-демократической партии Олафа Шольца растет как внутри страны, так и вовне. «Зеленые» (Die Grünen) и «свободные демократы» (FDP) уже согласны на поставки этого вида танков — об этом 16 января заявили министр экономики Роберт Хабек (партия «зеленых») и министр юстиции Марко Бушман («свободные демократы»). Оппозиция также давит на канцлера: один из высокопоставленных «христианских демократов» (CDU), Йоханн Вадефуль, считает, что вопрос поставок — это всего лишь вопрос времени. Эстония, Польша и Финляндия, которые имеют эти танки на вооружении и хотят отправить их в Украину, создали международную коалицию давления на немецкое правительство, чтобы добиться от него разрешения на поставки.

Второй круг проблем — технологические и логистические вопросы, которые также упираются в политические решения. Leopard-2 весом около 69 т и Challenger-2 весом 72 т на 20 с лишним тонн тяжелее, чем основные боевые танки советской разработки, которые в настоящее время используются Киевом. Дорожная инфраструктура Украины почти не приспособлена для транспорта такого веса, а украинские ремонтно-эвакуационные машины оптимизированы для поддержки именно старых советских моделей. Поэтому вместе с новыми танками украинской армии должны быть предоставлены инженерные и транспортные средства для их обслуживания, однако в большинстве стран НАТО их почти не осталось.

На самом деле, отдав дань символическому значению уже принятых решений, следует признать, что страны западной коалиции находятся на важной развилке, продолжает свой анализ Джек Уолтинг. До сих пор они в основном передавали Украине вооружения из своих запасов — те, которые считались устаревшими и имелись в избыточном количестве. Такая помощь не требовала специальных инвестиций в военное производство, однако теперь, по мере того как запасы истощаются, а Россия проводит экономическую мобилизацию, страны коалиции стоят перед необходимостью инвестировать в производство новых вооружений.

Действительно, решение о поставке украинской армии ограниченных партий танков носит скорее символический характер и в первую очередь важно потому, что преодолевает табу в подходе Запада к проблеме военной помощи Украине. Однако этого абсолютно недостаточно в качестве стратегического ответа России, начавшей осенью 2022 успешную военную и экономическую мобилизацию. Для кардинального изменения ситуации, по оценке командующего ВСУ Валерия Залужного, Украине потребуется около 300 западных танков и около 600–700 бронированных машин, а также 500 гаубиц. И даже если эти цифры завышены, чтобы компенсировать складывающееся на стороне России тактическое преимущество от западной коалиции потребуются принципиально новые политические решения.