Подпишитесь на Re: Russia в Telegram, чтобы не пропускать новые материалы!
Подпишитесь на Re: Russia 
в Telegram!

Три большинства: россияне по-прежнему поддерживают военные действия в Украине, но считают их цену слишком высокой и склоняются к мирным переговорам


Поддержка войны среди жителей России остается стабильно высокой: действия российских вооруженных сил в Украине по-прежнему одобряет около трех четвертей россиян, свидетельствуют данные январского опроса «Левада-центра». Сохраняется и информационно-демографический профиль поддержки: как и на протяжении всех двух лет войны, сегодня ее сторонников заметно больше среди людей старших возрастов, получающих информацию из телевизора (на противоположном полюсе, с минимальными цифрами поддержки, находится молодая аудитория YouTube). В то же время заметно более низкий уровень одобрения военных действий наблюдается среди тех групп населения, которых эксперты обычно склонны рассматривать как опору путинского режима, — среди менее образованных респондентов с низким материальным положением, живущих в небольших городах и селах, — а готовность самой бедной категории населения принять участие в протестах с политическими требованиями в два раза превышает уровень протестных настроений в целом по выборке (16 и 8% соответственно). Сама же поддержка войны имеет привкус некоторого «двоемыслия» — «большинство лояльности» не является единственным большинством, которое позволяют выделить опросные данные: чуть больше половины респондентов «Левада-центра» выступают за переход к мирным переговорам, почти три четверти считают, что Россия платит за войну слишком высокую цену.

На первый взгляд, новые опросные данные «Левада-центра» в целом демонстрируют поразительно стабильное отношение россиян к войне. Цифры поддержки действий российских войск в ответе на соответствующий прямой вопрос по-прежнему колеблются в диапазоне 72–77% при тенденции очень медленного снижения доли «определенно поддерживающих» (подробнее об этом и о том, почему в опросах «Левада-центра» цифры выше, чем в замерах других опросных проектов, в обзоре Re: Russia «Вторая демобилизация»). Однако эта поддержка имеет привкус некоторого «двоемыслия»: с осени 2022 года в среднем 40% стабильно (с незначительными колебаниями) выступают за продолжение военных действий (примерно столько же, сколько «определенно поддерживают» военные действия в ответах на первый вопрос), в то время как в среднем 52% — за то, чтобы переходить к мирным переговорам.

По прошествии почти двух лет войны столь же стабильным выглядит социально-демографический профиль двух этих групп. Сторонников войны в Украине и ее продолжения больше всего в старшей возрастной группе и меньше всего среди молодежи. Вторым важным показателем является профиль медиапотребления, где на одном полюсе находятся потребители телевизионного пропагандистского контента (49% поддерживают продолжение военных действий), а на другом — те, кто смотрит YouTube-каналы (продолжение военных действий поддерживают 33%). Аудитория YouTube-каналов заметно выделяется также по вопросу моральной ответственности россиян за гибель мирных жителей Украины: если среди потребителей других источников информации от телевидения до Telegram-каналов ответственность ощущают около 30% и более 60% — не ощущают, то среди аудитории YouTube ответственность ощущают 45% опрошенных и не ощущают — 47%. Эти различия — молодые и продвинутые против пожилых и «зомбированных» — характерны для опросов общественного мнения в России со второй половины 2010-х годов.

Однако меньше внимания уделяется еще одной группе скептиков. Заметно более низкий уровень поддержки войны наблюдается среди тех групп населения, которых эксперты обычно склонны рассматривать как потенциальную опору путинского режима, — среди менее образованных, жителей небольших городов, с более низкими доходами. Так, среди опрошенных с образованием ниже среднего за переход к переговорам выступают 65%, в то время как среди людей с высшим образованием таковых только 46%. Поддержка продолжения войны сильнее всего в Москве и в городах с населением более 500 тыс. человек — соответственно 56 и 41%, а ниже всего — в небольших городах и селах: 35–36%. 

К этому же ряду наблюдений можно отнести то, что, по опросным данным января 2024 года, среди материально более бедной категории населения обнаруживается самая большая доля тех, кто лично готов принять участие в протестах с политическими требованиями: если всего по всем опрошенным протестовать готовы только 8%, а не готовы — 89%, то в группе «Средств едва хватает на еду» о готовности участвовать в протестах заявляют 16%. 

В этой же группе опрошенных самого высокого уровня достигает поддержка выступающих за возвращение родственников из «зоны СВО». Соответствующий вопрос в конце января 2024 года социологи задавали впервые. Хорошо осведомлены об этих протестах лишь 10% опрошенных, еще 33% «что-то слышали», а 56% заявили, что слышат об этом в первый раз. В целом по выборке, 29% скорее положительно относятся к протестам жен мобилизованных, а 21% — скорее отрицательно. Однако среди тех, кто хорошо осведомлен о движении, поддержка составляет 64%, а среди тех, кто только «что-то слышал», — 37% (против 15% осуждающих). Такова же и доля тех, кто положительно относится к этим протестам, среди малообеспеченных («Средств едва хватает на еду») — 38%, и среди жителей сел — 35%. 

С июня 2023 года значительно сократилась доля тех, кто считает, что ситуация в Украине может перерасти в вооруженный конфликт России с НАТО. Летом прошлого года о такой вероятности заявляли 60% опрошенных, в январе нынешнего — только 44%. Это, безусловно, вызвано провалом украинского контрнаступления и снижением связанных с ним страхов, а также снижением градуса мобилизационной риторики в российских официальных медиа. 

В целом стабильная доля россиян в выборке «Левада-центра» — 22–24% — с января 2023-го по январь 2024 года соглашается с тем, что Россия «совершила ошибку, начав СВО» (среди аудитории YouTube-каналов таких 40%), две трети опрошенных так не считают. В январском отчете «Левада-центра» также присутствует временнáя линейка ответов на вопрос «Согласны ли вы с тем, что Россия платит слишком высокую цену за участие в СВО?», ранее не публиковавшаяся. С января 2023 года были сделаны девять таких замеров, и базовый уровень согласия с этим тезисом составляет около 65%, при этом в июле и в сентябре–октябре эта доля вырастала до 73–83%.

В условиях военного времени и репрессий опросы могут не вполне точно отражать картину реальных настроений, и эту вероятность следует всегда иметь в виду. Мнения тех, кто попадает в поле зрения полстеров, как видим, меняются мало. Наименьшая поддержка войны наблюдается среди молодых, продвинутых в смысле профиля медиапотребления и бедных. А декларативная поддержка военных действий (первое большинство — 74%) соседствует с желанием ее окончания (второе большинство — 52%) и мнением, что Россия платит за нее слишком высокую цену (третье большинство — 70%).


Читайте также

18.06 Опросы Аналитика Провоенная весна: поддержка войны в России выросла на фоне ощущения экономического благополучия и веры в скорую победу Весенний рост поддержки «СВО» среди россиян связан с общим улучшением социальных настроений и возросшей уверенностью в преимуществе России на поле боя. Но результаты опросов, скорее всего, неточно отражают общественные предпочтения: в реальности доля не сочувствующих войне может быть примерно в полтора раза выше, чем мы видим в опросных распределениях. 14.05 Опросы Аналитика Война нарративов: навязав интерпретацию теракта в «Крокус Сити Холле», Кремлю удалось снять с себя ответственность за провал и повлиять на рост поддержки войны По данным опросов, около 65% россиян поддерживают версию Кремля о том, что за терактом в «Крокус Сити Холле» стоят украинские и западные спецслужбы. Навязанный пропагандой фрейм «экзистенциального» противостояния с Западом помог властям купировать катастрофический провал спецслужб, не сумевших, несмотря на предупреждения, предотвратить теракт. 14.05 Опросы Экспертиза Между умеренной ксенофобией и низкой толерантностью: восприятие мигрантов после теракта в «Крокус Сити Холле» Владимир Звоновский, Александр Ходыкин После теракта в «Крокус Сити Холле» число нападений на мигрантов из Центральной Азии и антимигрантских высказываний со стороны российских властей и политиков заметно выросло. Однако данные опросов не фиксируют всплеска ксенофобии, остающейся на умеренном уровне, но в большей степени свойственной лояльному властям большинству, которое не получает сигналов толерантности сверху. Скорее наоборот, именно эти сигналы и подпитывают его «подозрительность» к мигрантам.