Гибридная экономика сопротивления: Центробанк обрисовал финансовую архитектуру выживания российской экономики «без Запада»


Значение опубликованного Центробанком доклада «Финансовый рынок: новые задачи в современных условиях» с подзаголовком «Документ для общественного обсуждения» выходит далеко за пределы своего отраслевого названия. Фактически речь идет о первом абрисе российской «экономики сопротивления» — плане долгосрочного существования в условиях отказа от экономического взаимодействия с Западом, то есть с экономиками «развитых стран» (на них приходится более 60% мирового ВВП). Для этого предполагается последовательно и ускоренно вытеснять валюты недружественных стран из российского финансового и реального сектора, а также создать для финансовых организаций и граждан систему стимулов инвестировать средства в решение «задач по структурной трансформации экономики, ее модернизации, достижению технологического суверенитета и переориентации международных экономических связей». Авторы документа при этом признают, что основная тяжесть финансирования этих задач ляжет на бюджет и государственные «институты развития», которые будут также регулярно докапитализироваться из бюджета. Стимулы для инвестирования частными лицами (которые будут лишены возможности хранить свои сбережения в надежных валютах) предполагается создавать за счет системы гарантирования для негосударственных пенсионных фондов и расширения доступа граждан к фондовому рынку и финансовым инструментам.

«Экономика сопротивления» — термин, используемый официальными лицами Ирана и экономистами для описания экономической стратегии длительного выживания иранской экономики в условиях широкомасштабных санкций Запада. Предложенный «для обсуждения» Центробанком документ выглядит первым наброском транзита к принципам «экономики сопротивления» в российском финансовом секторе.

В качестве основных подходов в строительстве российской «экономики сопротивления» ЦБ декларирует сохранение принципов открытости экономики в отношении «дружественных стран» (то есть стран, не присоединившихся к санкциям, наложенным на Россию в ответ на военную агрессию против Украины), «применение преимущественно рыночных методов и подходов» и усиление роли государства в тех сферах, где рынок не может «справиться эффективно», но которые имеют большое значение для «трансформации экономики», то есть ее адаптации к санкционному режиму.

Прежде всего речь идет о «трансформации валютной структуры банковских операций». «В сложившихся условиях постепенный отказ от использования валют недружественных государств во внутреннем и внешнем платежном обороте представляется неизбежным процессом», — пишут авторы документа. Фактически речь идет о вытеснении «токсичных валют», как выражаются авторы, с российского финансового рынка при помощи надбавок к коэффициентам риска, которые сделают для финансовых организаций невыгодным держание средств в этих валютах на своих балансах. Затем этот опыт предполагается распространить и на небанковские организации и реальный сектор экономики. Речь идет о создании разных режимов валютного регулирования для «дружественных» и «недружественных» валют. Эти меры должны привести к тому, что организации и граждане перестанут держать свои финансовые активы в долларах и евро.

Невозможность секьюритизировать активы традиционным способом должна быть дополнена стимулами для инвестиций этих средств в российскую экономику, точнее — в решение «задач по структурной трансформации экономики, ее модернизации, достижению технологического суверенитета и переориентации международных экономических связей». Для этого предлагается прежде всего ввести систему «регуляторных стимулов» для банков, побуждающих их инвестировать в проекты экономического развития. Предполагается, что правительство должно разработать «таксономию (критерии) проектов технологического суверенитета и модернизации экономики», позволяющую определить, относится ли проект к категории трансформационных. Авторы документа признают, что основное бремя по финансированию «приоритетных, имеющих стратегическое значение для страны инвестиционных проектов и программ» (под которыми, по всей видимости, имеются в виду усилия по замещению критически значимого импорта) ляжет на бюджет. Но предлагают разработать систему «государственных гарантий и поручительств институтов развития или выпуска облигаций», которые позволят привлечь к ним также средства банковского сектора. Кроме того, эти проекты будут финансироваться «за счет прямых инвестиций государственных институтов развития», роль которых и масштабы деятельности повысятся и расширятся. В результате потребуется их постоянная докапитализация за счет средств бюджета.

Чтобы привлечь сбережения граждан к финансированию процессов «технологической трансформации», следует повысить привлекательность и надежность инструментов долгосрочных сбережений, для чего необходима система государственных гарантий для негосударственных пенсионных фондов по примеру системы страхования вкладов, а также развитие системы доступа граждан к фондовому рынку.

Планы ЦБ включают также меры по переходу на российские рубли и дружественные валюты во внешней торговле, перенастройку страхового рынка, создание систем электронных расчетов, не связанных с международными, «развитие цифровых инфраструктурных проектов» и смягчение и оптимизацию антиотмывочного законодательства.

Хотя авторы этого плана и декларируют в качестве принципиального подхода приверженность рыночным принципам, в условиях отсутствия доступа к международным рынкам капитала и доминирования государства в российском банковском секторе очевидно, что именно государственные финансы станут основным источником финансирования «трансформационной адаптации», а роль государства в экономике еще более возрастет.


Читайте также

22.09 Санкции Обозрение Морские поставки нефти из России и, соответственно, доходы бюджета резко сокращаются: это усилит негативное влияние санкций на экономику и благосостояние граждан 21.07 Санкции Обозрение Число компаний, испытывающих проблемы с импортными поставками, сократилось вдвое, но все еще очень велико, показывают опросы ЦБ 12.07 Санкции Экспертиза Эффект консервации В России доминирует представление о незначительном воздействии санкций: помимо официозного оптимизма чиновников и руководителей крупных компаний позитивный настрой широко распространен среди населения и значительной части бизнес-сообщества. Сергей Алексашенко, Олег Буклемишев, Олег Вьюгин, Кирилл Рогов, Юлия Старостина — о том, как на самом деле работают и не работают санкции и почему способность страны противостоять им максимизирует ее долгосрочные потери.