Улучшение ухудшения: опросы Центробанка демонстрируют признаки импортозамещения, спад в добывающих отраслях и общее снижение интенсивности негативных ожиданий


Рассчитанный Центробанком индикатор бизнес-климата во второй раз продемонстрировал некоторое улучшение показателей после мартовского минимума, подтянувшись теперь с апрельских –4,4 до –2 пунктов. При этом если в апреле индекс вырос за счет улучшения оценок предприятиями своих перспектив, то в мае менее пессимистичными оказались оценки текущей ситуации, которые, хотя все еще находятся в глубоком минусе, за месяц выросли с –11,4 до –8,2 пункта. Заметнее всего улучшились и вышли в положительную зону оценки текущей ситуации у производителей потребительских товаров, что ЦБ объясняет эффектом оперативного импортозамещения выбывшей с рынка в результате санкций продукции. В добывающих производствах индикаторы, наоборот, фиксируют общее ухудшение по сравнению с предыдущими месяцами и спад выпуска.

«Улучшение» индикаторов надо воспринимать с осторожностью: значения индексов — это модифицированная разница ответов «ситуация улучшилась» и «ситуация ухудшилась», и отрицательные значения свидетельствуют о дальнейшем ухудшении ситуации, но происходящем не столь быстрыми темпами, как раньше. А общее отрицательное сальдо оценок не столь драматично, как в начале пандемии, и находится примерно на уровне кризиса 2015 года. Однако окончательные масштабы спада будут зависеть от глубины провала добывающего сектора и от того, насколько динамично будет развиваться дальше процесс замещения западных поставщиков.

Опросы предприятий Центробанк проводит с начала 2000-х годов, однако только теперь он начал публиковать их результаты в полном объеме в виде индекса бизнес-климата (ИБК). Таким образом, ИБК, основанный на опросе, охватывающем 13 тыс. предприятий во всех регионах России, претендует на то, чтобы стать одним из главных конъюнктурных индикаторов, а значит, и мощным инструментом мониторинга экономической ситуации, и аргументом в спорах об экономической политике. Как отмечал ЦБ, ИБК способен дополнять официальную статистику, в частности по данным о динамике ВВП. В кризисные периоды, отмечает ЦБ, особенно проявляется опережающий характер индекса, при этом в другие периоды ИБК менее волатилен, то есть обладает меньшей прогностической силой.

Индекс демонстрирует, что в целом темпы падения производства замедляются второй месяц подряд: текущие оценки повысились с –10,5 пункта в апреле до –8,9 пункта в мае. Проблемы с поставками сырья и комплектующих были частично решены, в том числе через налаживание каналов параллельного импорта, объясняют в ЦБ; однако не столь значительная корректировка индекса демонстрирует, что справиться с ними удалось далеко не в полном объеме.

Падение спроса замедлилось впервые с февраля этого года: текущие оценки улучшились с –12,2 пункта в апреле до –7,6 пункта мае. Это коснулось всех отраслей, при этом наиболее заметно у предприятий, выпускающих потребительские и промежуточные товары, в оптовой торговле и сфере услуг. Заметное падение спроса, наоборот, произошло в секторе добычи полезных ископаемых, хотя до этого, в предыдущие два месяца, он рос. Как и падение объемов производства, это связано с частичным эмбарго на поставку углеводородов со стороны ЕС и сокращением закупок российской нефти европейскими покупателями.

Общие ожидания компаний второй месяц подряд находятся в положительной зоне и продолжают улучшаться: за май они выросли с 2,8 до 4,5 пункта. Наиболее пессимистичные настроения сохраняются среди предприятий торговли автотранспортом. Ожидания предприятий в отношении будущей динамики спроса улучшились с 1,6 до 2,9 пункта. Больше всего ожидания выросли опять же в сфере производства потребительских и промежуточных товаров. Ожидания компаний в отношении производства улучшаются третий месяц подряд: на этот раз с 4,1 до 6,1 пункта, прежде всего у предприятий обработки и производителей потребительских товаров, а также у торговых компаний.

Ценовые ожидания предприятий на ближайшие три месяца также снижаются третий месяц подряд — на этот раз, в мае, сразу с 22,8 до 17,8%, достигнув уровня февраля 2021 года. Значимыми факторами стали ограничения со стороны спроса, продолжение замедления роста издержек и укрепление рубля. Замедление ожидаемого роста цен отмечено во всех отраслях, наиболее существенное — в торговле (до уровня лета 2020 года), строительстве и сфере услуг.

Однако общий уровень ценовых ожиданий предприятий пока остается выше среднего за 2020 год и более чем вдвое превосходит среднее значение за 2019-й.

Ключевые индикаторы индекса бизнес-климата, май 2022 года


Читайте также

23.01 Санкции Экспертиза Ценовой потолок или кепка-невидимка? Сколько на самом деле стоит российская нефть Сергей Вакуленко Считается, что ценовой потолок на российскую нефть прекрасно работает, однако условия торговли российской нефтью изменились, и ориентироваться на старые способы оценки рынка бесполезно: сегодня они не столько обеспечивают прозрачность, сколько имитируют ее. В действительности, скорее всего, дисконт на российскую нефть совсем не так велик, как об этом говорят, но российским игрокам выгодно поддерживать представление об эффективности нефтяных санкций. 02.12.22 Санкции Обозрение Гонка ограничений: санкции не способны нанести критический урон крупной экономике, но могут навсегда подорвать потенциал ее технологической конкурентоспособности 17.10.22 Опросы Обозрение Чучхе по-российски: пенсионеры и работники госсектора верят, что «опора на собственные силы» станет стимулом для экономики