Подпишитесь на Re: Russia в Telegram, чтобы не пропускать новые материалы!
Подпишитесь на Re: Russia 
в Telegram!

Кустарно-дигитальный авторитаризм: несмотря на сохраняющиеся лазейки для обхода санкций, Россия обречена на деградацию ИКТ-сектора


Санкционные ограничения на доступ России к информационно-коммуникационным технологиям уже имеют значительный эффект, который со временем будет только нарастать, а западные страны намерены наращивать меры давления на посредников, помогающих обходить санкции. В результате претендовавшая в последние годы на почти лидерские позиции в этой сфере Россия скоро достигнет пределов цифровизации, а в будущем обречена на отставание, которое существенно скажется на ее экономическом потенциале, говорится в специальном докладе Немецкого совета по внешней политике. России уже пришлось пересмотреть свои цели технологического развития, и в ближайшие семь лет она будет заниматься исключительно «догоняющим» импортозамещением, ориентируясь на нестабильных поставщиков третьего-четвертого эшелона и импорт непроверенных технологий, которые потребуют существенной адаптации. Вопреки распространенным в России представлениям, при поддержании эффективных мер контроля эффект санкций будет со временем не убывать, а нарастать.

Ограничения на экспорт товаров двойного назначения и технологий из стран Запада для России были введены еще в 2014 году в ответ на аннексию Крыма и агрессию в восточной Украине, но их влияние не было слишком заметным. Наоборот, Россия активно продвигалась в цифровизации и развитии IT-сектора именно на протяжении последнего десятилетия. В результате в 2018 году она получила 80,2 балла из 100 возможных в Индексе цифровизации компании Allianz Trade, а в 2022-м заняла десятое место по цифровизации госуправления в рейтинге Всемирного банка GovTech Maturity Index 2022. 

При этом интерес к развитию сектора со стороны российских элит носил двойственный характер. Бизнес видел здесь возможности для реализации конкурентного потенциала России в сфере ее интеллектуального и образовательного капитала. В то время как доминирующие в сфере российского госуправления силовые элиты рассматривали его в контексте задач продвижения к идеалу цифрового, постмодерного тоталитаризма. Этот двойной интерес обеспечивал сектору наиболее благоприятные условия для развития в предвоенные годы. 

В то же время эксперты отмечали высокую зависимость России от западных технологий, решений и «железа». Эта зависимость и взаимная подозрительность России и Китая, препятствующая сотрудничеству в IT-сфере, не позволят стране достичь высокой степени цифрового суверенитета и дают ЕС и США рычаги для сдерживания России, говорилось в посвященном этой теме докладе Немецкого совета по внешней политике (DGAP), опубликованном в 2022 году, за несколько недель до начала полномасштабного вторжения России в Украину. Вышедший на прошлой неделе новый доклад DGAP старается оценить как эффективность введенных после начала войны санкций в сфере информационно-коммуникационных технологий, так и «расхождения между предположениями и реальностью, которые должны учитываться международной санкционной коалицией».

Введенные против России санкции и экспортный контроль существенно повлияли на ее доступ к технологиям и поставили под угрозу экономическое и геополитическое положение страны, говорится в докладе. Наиболее радикальным механизмом контроля стало введение в отношении России Правила прямого иностранного продукта (FDPR), которое обязывает компании из третьих стран, производящие товары с использованием американских технологий, перед отправкой продукта в Россию получать лицензию правительства США. Учитывая, что разработка и производство высокопроизводительных чипов во всем мире опираются на американское программное обеспечение и технологии, FDPR должен отрезать от этих важных компонентов не только российскую военную промышленность, но и всю экономику страны. Причем Россия стала первой страной, против которой была введена эта мера, — до этого FDPR применялся в отношении отдельной китайской компании Huawei.

Ожидалось, что беспрецедентный масштаб санкций и экспортного контроля вынудит большинство западных технологических компаний уйти с российского рынка. Многие компании сектора действительно сократили свою деятельность или заморозили инвестиции в Россию, но по факту их услуги и продукты по-прежнему доступны в стране. Несмотря на публичные заявления, лишь меньшинство полностью прекратило свою деятельность в России. Например, Microsoft хоть и приостановила новые продажи, продолжает обслуживать доступ к программному обеспечению, которое уже было продано. А недавно компания начала предлагать иностранным компаниям, работающим в России, и неподсанкционным российским организациям продлить лицензии на софт.

Несмотря на это, санкции и экспортный контроль в целом привели к значительной уязвимости России с точки зрения информационной безопасности и растущей зависимости от третьих стран (в первую очередь Китая), серого импорта оборудования и нелицензионного программного обеспечения. Так, например, почти вся инфраструктура операторов связи построена на зарубежном «железе»: 60% — это европейские базовые станции производства финской Nokia и шведской Ericsson, которые ушли из России, остальные 40% приходятся на китайские ZTE и Huawei, которые тоже начали сворачивать здесь свой бизнес. Из-за ухода вендоров российские операторы не могут продолжить развертывать сети на более высоких технологиях и вынуждены переносить оборудование с периферии в густонаселенные районы с бóльшим спросом. В связи с этим скорость мобильного интернета в регионах снижается: в феврале 2023 года во всех регионах России, кроме Москвы, она упала примерно на 7% по сравнению с предыдущим годом, а в Москве, наоборот, выросла на 32%. Процесс «каннибализации» существующего оборудования в ущерб регионов будет продолжаться.

Российские мобильные операторы рассматривают возможность использования на своих сетях оборудования индийских, израильских и турецких производителей, но это непроверенные вендоры и у их техники есть ограничения по совместимости с действующими в России сетями. Поэтому ее внедрение и адаптация дорого обойдутся операторам, что скажется в итоге на стоимости мобильной связи. В результате быстрый и доступный мобильный интернет, которым могла похвастаться Россия в предыдущее десятилетие, станет достоянием прошлого, отмечается в докладе. Более того, в связи с деградацией мобильных сетей Россия скоро достигнет пределов цифровизации — и это еще один фактор, который будет препятствовать росту экономики. В то время как больше и больше стран будут внедрять сотовые сети следующего поколения, отставание России будет усугубляться.

Параллельно будет увеличиваться технологическая зависимость Москвы от Пекина. Китай снабжает Россию санкционной электроникой, а китайские компании второго эшелона заполняют пустоты, образовавшиеся после вывода иностранных компаний с рынка. К концу 2022 года Россия импортировала почти довоенный среднемесячный объем микросхем и чип-компонентов, и более половины этого импорта пришлось на Китай. Заметным стало и доминирование китайских смартфонов на российском рынке: их доля в общем объеме продаж достигла в первом квартале 2023 года 70% (против 50% в прошлом году).

Однако Пекин не заинтересован в том, чтобы Россия превратилась в конкурентоспособную в технологическом отношении страну, да и его готовность поддерживать российский ИКТ-сектор ограничена высоким риском вторичных санкций и традиционным недоверием в вопросах безопасности. Поэтому на российский рынок в первую очередь заходят китайские компании второго эшелона, а крупные технологические игроки, вроде Huawei, наоборот, выводят бизнес или его части. Таким образом, после поставщиков «первой руки» (западных компаний — лидеров рынка) Россия вынуждена переориентироваться на поставщиков не второго, но третьего-четвертого уровня, что также гарантирует ей технологическое отставание.

Западу следует наращивать усилия в мониторинге соблюдения санкций и применении мер против посредников в поставках санкционных технологий и оборудования, опираясь в этом как на государственные структуры, так и на журналистов-расследователей, НКО и бизнес, пишут авторы доклада. При этом западным правительствам и компаниям следует обратить особое внимание на то, чтобы при ужесточении санкционного режима продолжать держать открытыми для россиян каналы и платформы неподцензурной связи и информации, чтобы не допустить монополизации репрессивным российским государством информационного пространства страны и еще большего раскола глобальной интернет-среды.


Читайте также

04.06 Санкции Экспертиза Динамика изоляции в условиях фрагментации: итоги двух лет санкционного эксперимента Александр Либман Ограниченный эффект санкций в отношении России определили несколько факторов: изменение структуры мировой экономики, эффекты логики арбитража и внутренние противоречия санкционного режима. Дальнейшая динамика влияния санкций будет носить циклический характер: новые инструменты контроля — новые пути их обхода. А в долгосрочном периоде все будет зависеть от того, насколько российская экономика сохранит свое рыночное ядро. 07.05 Санкции Обозрение Санкционный комплаенс: ключевую роль в контроле поставок товаров двойного назначения в Россию могут сыграть западные банки 16.04 Санкции Обозрение Санкционная партия: США удалось создать проблемы для ввоза в Россию микроэлектроники, но еще важнее ограничить развитие ее внутреннего производства