Подпишитесь на Re: Russia в Telegram, чтобы не пропускать новые материалы!
Подпишитесь на Re: Russia 
в Telegram!

Стратегическая удавка: что говорит торговая статистика России и Китая о будущем их взаимоотношений


Стратегическое экономическое сотрудничество с Китаем, о котором часто говорят в Москве, является конструктом российской пропаганды, а вера в него дорого обойдется российской экономике. Анализ торговой статистики двух стран показывает, что доля России в китайском экспорте остается маргинальной, едва превышая 2%. Это объясняет, почему Китай не спешит с инвестициями в Россию и опасается вторичных санкций: выгоды от прихода на российский рынок не компенсируют для него возможных потерь на других экспортных направлениях. В то же время доля Китая в российском импорте достигла почти 30% в 2022 году и подберется к 35% в 2023-м. Каждый третий импортный товар в России будет китайским или ввезенным через Китай. Это означает, что именно в руках Пекина окажется та импортная удавка, которой не стали для российской экономики западные санкции. Это приведет к стремительному росту политической зависимости России от Китая.

Дружба и сотрудничество «без границ», о которых говорится в совместном заявлении Владимира Путина и Си Цзиньпина, принятом во время визита председателя КНР в Москву, являются по большей части конструктом кремлевской пропаганды, который в результате дорого обойдется России. В 2022 году объем товарооборота двух стран вырос на 36%, а объем китайского экспорта в Россию в долларах — примерно на 13%. Кремль представляет этот результат как огромное достижение и свидетельство расширения стратегического партнерства. Но более внимательный анализ торговой статистики и тенденций экономического сотрудничества России и Китая может объяснить, почему это сотрудничество не будет стратегическим и каким образом оно приведет к увеличению экономической и политической зависимости России от Китая.

На первый взгляд, рост товарооборота и правда может показаться хорошей новостью. Однако на деле этот рост вовсе не является следствием расширения партнерства, объясняет в статье для Foreign Affairs Агата Демараис, директор по глобальному прогнозированию в Economist Intelligence Unit (входит в одну группу с изданием The Economist). Еще активнее, чем с Россией, Китай наращивает торговлю со странами, которые его большими друзьями не являются. Так, скажем, экспорт в Австралию и Индию, с которыми у Китая отнюдь не близкие отношения, вырос за год почти на 20%. Австралия в результате даже обогнала Россию в списке крупнейших торговых партнеров Китая. Также вперед ушла Мексика (+15% год к году). Доля России в китайском экспорте как была, так и осталась на уровне 2%. Такая же доля, например, у Таиланда, экономика которого в четыре раза меньше российской. 

Топ-20 торговых партнеров Китая, 2022, доля в китайском экспорте, млрд долларов США

Казалось бы, в результате исхода западных компаний на российском рынке в 2022 году освободилось много ниш. Почему их не спешат осваивать китайские конкуренты? 

Во-первых, российский рынок слаб, отмечает Демараис. В 2022 году экономика сократилась; в 2023-м если и вырастет, то в пределах погрешности. Собственно, с 2014 года, когда российская экономика начала стагнировать, объем китайского экспорта в Россию в номинальном выражении вырос всего на 40% за семь лет. Для сравнения, китайский экспорт в Индию, Вьетнам и Сингапур за те же годы вырос более чем на 200%. Российский рынок не обладает значительным потенциалом роста. Кроме того, по мнению Демараис, определенную роль может играть нежелание России соблюдать международные нормы защиты интеллектуальной собственности. 

Но главная причина — угроза американских санкций, полагает эксперт. Микрочипы на сотни миллионов долларов из Китая в Россию хоть и поступают, но через сложные схемы, в которых используются фирмы-однодневки. Если действие санкций распространится на другие сектора экономики, выгоды от захвата российского рынка, который по глобальным меркам остается достаточно небольшим, не компенсируют возможных потерь на других экспортных рынках. В результате инвестиции, которые требуются для выхода на новый рынок или расширения присутствия на нем, придется списать. Выбирая между США и Россией, китайские компании всегда выберут США, заключает Демараис. 

Российский экспорт в Китай в 2022 году вырос на 43% и достиг $114 млрд. Впрочем, эти цифры тоже перестают казаться столь уж значительными, если сравнить их с данными о китайском экспорте других стран. Например, на ту же сумму товаров в Китай поставляет Малайзия, экономика которой в шесть раз меньше российской. При этом львиная доля российского экспорта приходится на нефть, газ и уголь, которые в прошлом году стоили небывало дорого, — в этом году результат будет хуже. 

Масштабы возможного экономического сотрудничества России с Китаем и его значимость для Китая не стоит преувеличивать в двойной перспективе относительной слабости российской экономики и рисков, которые создала для этого сотрудничества развязанная российским руководством война. В то же время зависимость российской экономики от Китая возрастает и будет возрастать.

По подсчетам Re: Russia, доля Китая в российском экспорте выросла в 2022 году не так значительно, как можно было бы ожидать: с 16 до 19%. А доля Китая в общем российском импорте выросла за год заметнее: с 23 до 29%. Благодаря высоким ценам на нефть профицит во взаимной торговле на стороне России составил аж $38 млрд. Однако в будущем ситуация будет ухудшаться. Так, по данным китайской таможенной статистики, в первом квартале 2023 года экспорт из России в Китай составил $29,8 млрд, что на 33% больше, чем в первом квартале 2022 года. Таким образом, темпы прироста экспорта несколько сокращаются (+43% за весь 2022 год). Зато темпы прироста китайского импорта в Россию галлопируют: за первые три месяца импорт из Китая составил $24,7 млрд, и это почти в полтора раза больше (+47%), чем в прошлом году. При сохранении этих тенденций доля китайского импорта во всем российском импорте по итогам 2023 года подберется к отметке 35%. То есть как минимум каждая третья импортная вещь в России будет китайской или прибывшей из Китая. При этом размер торгового профицита России во взаимной торговле сократится вдвое.
Итак, с одной стороны, экономическое сотрудничество с Россией отнюдь не является для Китая приоритетом. Наоборот, Пекин будет следить за тем, чтобы оно не нанесло ущерба прочим его торговым интересам. С другой стороны, Россия будет занимать периферийное место в китайском импорте, в то время как китайский импорт на фоне сохраняющихся санкций приобретет для России критическое значение. Фактически именно в руках Китая окажется та импортная удавка, которой не стали для российской экономики западные санкции. Это приведет к стремительному росту зависимости России от Китая.

Читайте также