Репрессии осенью: спад протестов и задержаний, расширение борьбы с «иноагентами» и тоталитарные практики


В связи с окончанием активной фазы мобилизации и протестов против нее в ноябре значительно снизилось число задержаний и новых административных дел по статьям о «дискредитации армии», используемых для подавления антивоенного движения, следует из ежемесячного обзора репрессивной активности российских властей, опубликованного ОВД-Инфо. Зато репрессии в отношении противников войны и «традиционных ценностей» идут вширь и вглубь. Число уголовных дел о «дискредитации» перевалило за 350. А Дума не только одобрила законодательные инициативы о запрете «ЛГБТ-пропаганды», который теперь распространен на совершеннолетних, но и создала новый цензурный орган, призванный выискивать такую «пропаганду». Расширены и различные меры поражения в правах лиц и организаций, признанных «иноагентами». Антиантивоенная истерика расширяется: запрещаются конкретные песни и упоминания авторов различных произведений искусства, выступивших против войны.

Согласно данным ноябрьского ежемесячного мониторинга ОВД-Инфо, с 24 октября по 24 ноября за демонстрацию антивоенной символики были задержаны 132 человека, еще 157 человек задержаны за публикации в интернете и 81 человек задержан на антивоенных акциях. Это резкое снижение числа задержаний по сравнению с сентябрем и октябрем (1459 и 1051 человек соответственно) связано с окончанием активной фазы мобилизации и спадом протестов против нее. 

ОВД-Инфо известно о 352 уголовных делах, возбужденных на конец ноября за выражение антивоенной позиции; из них 147 возбуждены по статьям о «дискредитации» (ст. 207.3 и 280.3 УК РФ), еще 43 дела — по статье о «вандализме» (ст. 214) — так Кремль борется с наглядной уличной агитацией. Число административных дел по статье о «дискредитации» с марта (когда она была введена в Административный кодекс) достигло отметки 5159, увеличившись за месяц на 382 дела (по данным «Медиазоны»).

Уголовные преследования активистов антивоенного движения в России, данные по статьям УК РФ, количество человек

Продуктивным ноябрь оказался в отношении расширения репрессивного законодательства. Широко обсуждались и были приняты новые нормы «борьбы с ЛГБТ-пропагандой», которая и является главной антизападной скрепой новой официальной идеологии. Теперь «пропаганда» однополых отношений запрещена в принципе (раньше она была запрещена лишь среди несовершеннолетних) и карается драконовскими штрафами. Это приведет, по всей видимости, к изъятию из культурного обихода в России огромного пласта художественной продукции, так или иначе касающейся этой темы. Для борьбы с «пропагандой» будет создано специальное ведомство. Таким образом, российские власти идут по пути создания не одного, а множества цензурных ведомств, которые в борьбе за свою долю государственного бюджета будут стремиться максимизировать свою полезность, то есть выискивать больше «крамолы».

Помимо этого, были расширены ограничения в отношении «иностранных агентов»; в законодательство об иноагентах внесли 56 страниц поправок. Согласно нововведениям, любая информация от «иноагентов» будет признана запрещенной для распространения среди несовершеннолетних, а при подозрении на нарушение закона об «иноагентах» любые физ- и юрлица могут быть лишены банковской тайны. По сути поправки еще больше расширяют зону произвола как в отношении присвоения такого статуса неугодным лицам и организациям, так и в отношении государства к ним.

Между тем Минюст продолжает методично пополнять список иноагентов. В ноябре 17 человек и одна организация были включены Минюстом в соответствующий реестр. Это несколько меньше, чем в сентябре и октябре, когда в реестр было включено 25 физических и 30 юридических лиц соответственно, отмечает мониторинг ОВД-Инфо. Среди новых «иноагентов» журналистка Ирина Шихман, блогер и политический активист Михаил Светов, телеведущая «Дождя» Анна Монгайт и многие другие. 

Следует отметить, что теперь в списке 79 организаций (с начала войны он пополнился семью новыми), 55 СМИ (16 добавленных с начала войны), 147 физических лиц — СМИ-иноагентов, из которых половина (71 человек) добавлена уже в ходе войны с Украиной, 62 «обычных» физических лица — иноагента (все признаны таковыми во время войны) и еще 11 незарегистрированных общественных объединений (четыре добавлены в ходе войны). Таким образом, из 364 позиций в общем списке иноагентов 160 были добавлены за девять месяцев войны (44%), при том что список ведется с 2013 года. Кроме того, еще четыре организации были признаны в ноябре «нежелательными», то есть «представляющими угрозу конституционному строю и безопасности Российской Федерации».

Можно предположить, что репрессивность законодательства в отношении «иноагентов» и «нежелательных организаций» будет и дальше нарастать. Российским властям нужны инструменты давления на тех, кто покинул страну и продолжает журналистскую или активистскую деятельность.

По данным Роскомсвободы, на которые ссылается ОВД-Инфо, за последний месяц заблокированы еще 19 тыс. ресурсов, в том числе сайт «Новой газеты» и ее проект «Свободное пространство», а также петиция против мобилизации на сайте Change.org и материал о том, как избежать мобилизации в России на сайте «Исповеди.com», который заблокировали сразу три российских суда и Генпрокуратура

Продолжаются и расширяются антивоенные преследования артистов и произведений искусства, все более схожие с практиками тоталитарных режимов. Так, в интернете появились призывы признать экстремистской песню Оксимирона «Ойда». Месяцем ранее Замоскворецкий суд Москвы признал экстремистской песню Оксимирона «Последний звонок». С российских стриминговых сервисов удалили песню «Ой у лузі червона Калина», которая стала символом украинского сопротивления российской военной агрессии. Российские власти все шире исключают упоминания артистов и художников, выступающих против войны, из афиш и программ, а их самих — из государственных культурных институций. В ноябре, по сведениям ОВД-Инфо, гонениям за антивоенную позицию подверглись имена режиссера Римаса Туманиса и хореографа Ильи Живого (их убрали из афиш созданных ими постановок), а художника Покраса Лампаса, актрису Ксению Раппопорт и бывшего заведующего отделом современного искусства музея «Эрмитаж» Дмитрия Озеркова исключили из состава Совета по культуре и искусству Петербурга.