Твиттер-оружие: война нарративов вокруг противостояния России и Запада захватывает весь мир и пока ведется с переменным успехом


Война в Украине активно ведется и в социальных сетях, и пока с переменным успехом, а повороты в ее течении проливают свет на подоплеку некоторых политических событий, в частности — зерновой сделки. Так, исследование Института Брукингса демонстрирует огромный резонанс, который имеет вопрос продовольственной безопасности в Африке, где абсолютное большинство пользователей обвиняют Россию в создании проблем с продовольствием, а нарратив о том, что их причиной являются западные санкции, не пользуется большой популярностью. В то же время прокремлевская тема украинского нацизма/фашизма обрела там же огромную популярность благодаря трем конкретным вирусным видео. Наконец, согласно исследованию Центра анализа европейской политики, Россия полностью выиграла твиттер-сражение о подрыве «Северного потока»: 63% всех твитов об этом возлагали ответственность за его подрыв на западные страны и лишь 10% — на Россию.

Центр анализа европейской политики (CEPA) опубликовал исследование о формировании международного общественного мнения относительно подрыва газопровода «Северный поток». Авторы проанализировали 500 тысяч твитов об атаке, написанных в период с 24 сентября по 2 октября. В 63% случаев ответственность за взрывы возлагалась на США, 27% твитов были нейтральными и содержали призывы дождаться результатов расследования аварии, и только в 10% случаев пользователи обвиняли Россию. Авторы анализируют, как формировалась эта общая картина, столь неблагоприятная для Запада. Во-первых, пишут они, тренд дезинформации из американского информационного поля быстро распространяется на Европу и наоборот. Так, больше всего просмотров и ретвитов в США набрал пост шотландского историка Крейга Мюррея, который заявил, что Польша, Украина и США перекладывают вину за подрыв газопровода на Россию, при том что именно эти страны больше всех выступали против его строительства. В других многочисленных твитах ответственность за атаку возлагали на Польшу и Норвегию, указывая, что на следующий день после атаки между этими двумя странами открылся новый газопровод.  

Важную роль в эскалации дезинформации играют европейские  крайне правые политики, использующие общее политическое напряжение в Европе. Например, французский националист Флориан Филиппо восемь раз писал в твиттере об ответственности США за атаку на «Северный поток», призывая Францию выйти из НАТО. Мнение о причастности к саботажу поляков высказал и член ультраправой «Альтернативы для Германии» Гуннар Линдеманн. В США журналисты, консервативные эксперты и представители Республиканской партии начали строить предположения, что Вашингтон организовал диверсию, чтобы манипулировать европейскими политиками. Наконец, исследователи отмечают, что хотя далеко не все кампании дезинформации в соцсетях берут начало из аффилированных с Кремлем источников, он тем не менее часто способствует их дальнейшему распространению. К примеру, МИД России выжидал, пока фейк о причастности Америки к аварии на «Северном потоке» широко распространится по соцсетям, после чего  разместил на своих английских и испанских профилях видеоотрывок с заявлением Байдена о том, что «Северного потока-2 не будет, если Россия начнет вторжение [в Украину]». Аналогичную поддержку оказывали этому тренду и некоторые китайские высокопоставленные лица.

Исследователи отмечают, что конспирологические версии и дезинформация о войне в Украине распространяется не только в твиттере, но и в других соцсетях. И еще одним механизмом формирования антизападных нарративов являются идентифицируемые в них фейковые аккаунты. Например, в конце сентября в фейсбуке была обнаружено 1600 прокремлевских аккаунтов, ориентированных на аудиторию Германии, Италии и Франции.

Этот вопрос приобретает все бóльшую остроту в контексте нарастающих на Западе экономических трудностей, с одной стороны, и той борьбы за развивающиеся страны и страны с формирующимися рынками, которую ведут Россия и Запад. Здесь также разворачивается мощная битва нарративов, а ее повороты проливают свет на некоторые важные политические сюжеты — в частности, на судьбу зерновой сделки.

Это становится понятным по результатам еще одного исследования (на этот раз — американского Института Брукингса), которое анализирует реакцию на войну в Украине в Африке. Здесь за основу были взяты 3,5 млн твитов, написанных с 14 февраля по 14 августа. Больше всего из них (190 тыс.) было посвящено блокаде украинских портов. При этом чаще всего ответственность здесь возлагалась на Россию, и только в 10% твитов в продовольственном кризисе обвиняли санкционную политику Европы. 

Другим предметом обсуждения в африканском твиттере стал нацизм в Украине. В общей сложности на эту тему появилось 72000 твитов, в 77% из них утверждается, что Россия борется с фашизмом/нацизмом в Украине. Было три всплеска подобных твитов, привязанных к соответствующим информационным поводам. Первый пришелся на 12 марта, когда в сети распространилось видео, на котором африканского студента в Украине допрашивают в полицейском участке. Второй — на 17 мая, когда штаты заявили о размещении своих войск в Сомали. Пользователи сравнивали это шаг с наращиванием Россией войск у границы Украины зимой в конце 2021 — начале 2022 года и обвиняли США в поддержке украинских неонацистов. Наконец, последняя волна твитов пришлась на период с 16 по 24 июля, когда в сети появилось видео «неонацистов», атакующих украинский бизнес в 2017 году. 

Авторы отчета разделили все обработанные твиты на две группы: твиты-обвинения в нацизме и твиты-пруфы, опровергающие распространенные фейки. За время наблюдений твитов-обвинений было  значительно больше, чем твитов-пруфов. Число твитов-пруфов превысило число твитов-обвинений только 31 июля, через два дня после массового убийства военнопленных в Оленовке. Многие из твитов-пруфов были посвящены причастности к преступлению ЧВК Вагнера и группировок, продвигающих расистские идеи. Чаще всего пользователи, распространяющие новости об «украинских нацистах», идентифицируют себя как социалисты, а специальная программа Bot Sentiment описывает их учетные записи как «подрывные» и «участвующие в вредоносной активности» (к такой активности обычно относят распространение фейков и преследование других аккаунтов).

Авторы обоих исследований отмечают, что компания Twitter уже предприняла меры для того, чтобы остановить распространение фейков. Например, с недавнего времени соцсеть перестала продвигать учетные записи, аффилированные с российскими государственными СМИ, а также все твиты, которые ссылаются на прокремлевские источники. Это, однако, не всегда помогает ограничить распространение дезинформации.


Читайте также

29.11 Пропаганда Обозрение «Кремлевские тролли никогда не спят»: российские пропагандистские кампании в европейских соцсетях не слишком эффективны, но могут создавать проблемы в кризисных ситуациях 14.11 Пропаганда Обозрение Франкенштейн Telegram’a: как динамика соцсетей меняет политическую повестку в России 07.11 Пропаганда Экспертиза Путинские фаны или кремлевские боты? Максим Алюков, Мария Куниловская, Андрей Семенов За последнее десятилетие в России создана мощная инфраструктура «сетевой автократии», сосредоточенная не на ограничении, а на активном формировании сетевого контента. Анализ имитирующего поддержку властей астротурфинга и реальной реакции пользователей на войну в Украине показывает, что, несмотря на разнообразие онлайн-стратегий Кремля, сетевая пропаганда далеко не всегда успешна, но серьезно искажает наши представления о «низовых настроениях».