Подпишитесь на Re: Russia в Telegram, чтобы не пропускать новые материалы!
Подпишитесь на Re: Russia 
в Telegram!

Остров против Поднебесной: эксперты оценивают способность Тайваня противостоять китайскому вторжению


В январе этого года 70% опрошенных Atlantic Сouncil экспертов сочли вероятным китайское вторжение на Тайвань до конца текущего десятилетия. Подобное «коллективное мнение» заставляет аналитиков всерьез обдумывать сценарии подобного конфликта, сама вероятность которого зависит от прогнозов его хода. Общее историческое прошлое двух территорий, из которого проистекает неоднозначность тайваньской идентичности, делает этот потенциальный конфликт в чем-то отдаленно похожим на российско-украинский. Главными факторами способности Тайваня противостоять вторжению на первом этапе — до развертывания сил союзников — станут сила политического лидерства и уровень социальной сплоченности перед лицом вторжения, считают аналитики RAND Corporation. Мобилизация перед угрозой на первом этапе может смениться апатией и снижением общественной поддержки при затяжном характере конфликта. Между тем для развертывания военной помощи Тайваню США понадобится не менее 90 дней.

Нападение России на Украину, переросшее в широкомасштабную войну, изменило представление человечества о вероятном и невероятном. Более того, многими экспертами и политиками оно рассматривается лишь как прелюдия к жесткой фазе противостояния США и Китая, наиболее острой точкой которого станет Тайвань. В январе этого года более 70% опрошенных Atlantic Council экспертов сочли вероятным нападение Китая на Тайвань в течение этого десятилетия. О необходимости уже сегодня готовиться к такому развитию событий, рассматривая его сценарий как базовый, говорили и эксперты, опрошенные журналом Foreign Policy, в том числе высокопоставленные военные самого Тайваня.

Аналитики RAND Corporation в исследовании «Сможет ли Тайвань противостоять крупномасштабному военному нападению Китая?» анализируют потенциальные сценарии развития китайско-тайваньского конфликта и факторы, влияющие на его продолжительность и способность острова устоять перед лицом Поднебесной (население Тайваня примерно в 60 раз меньше). Авторы определяют четыре ключевых фактора способности страны противостоять высокоуровневому нападению: 1) политическое лидерство и социальная сплоченность; 2) эффективность вооруженных сил; 3) устойчивость (экономические ресурсы, уязвимость инфраструктуры) и 4) военное вмешательство союзников. Последняя переменная аналитиками рассматривается как необходимое условие — как рубеж, до которого Тайбэю нужно продержаться, поскольку без поддержки со стороны США и других стран победа Китая выглядит бесспорной. В докладе отмечается, что американским вооруженным силам необходимо около 90 дней для развертывания на Тайване и в его территориальных водах.

Парадоксально, на первый взгляд, главным фактором эксперты RAND считают политический — качество и силу политического руководства Тайваня и степень социальной сплоченности населения. Сценарий китайско-тайваньской войны имеет черты сходства с российско-украинским конфликтом в отношении глубокого взаимопроникновения исторического прошлого, связанных с этим «пограничных идентичностей» и модели «старшего брата». В то же время в условиях демократии декларативная поддержка политических лидеров страны гораздо ниже, чем в авторитарных режимах: рейтинг действующего и предыдущего президентов Тайваня не превышал 40%. Это наслаивается на неоднозначность официальной «идеологии» Тайбэя в отношении КНР. Тайваньское правительство придерживается двоякого отношения к Китаю, которое соответствует официальной политике США: экономическая взаимозависимость на фоне политического противостояния. Неоднозначность тайваньской идентичности отражают опросы: 66% называют себя тайванцами, тогда как 28% имеют двойственную идентичность — и китайскую, и тайванскую. Вместе с тем в 2020 году на острове проходили массовые выступления, направленные против усиления экономической зависимости Тайваня от Китая.

Вопрос о том, как поведет себя общественное мнение в условиях агрессии, остается не до конца ясным. Аналитики RAND полагают, что тяжелые жертвы и экономические потери могут привести к двояким последствиям. Первоначально население сплотится вокруг национального руководства («ралли вокруг флага») и выступит за сопротивление агрессии КНР. Однако в более длительной перспективе высокие издержки конфликта с большой вероятностью будут вести к эрозии общественной поддержки войны. (Сценарий, на который Кремль рассчитывает в Украине.)

Прочие два фактора, военная мощь и устойчивость, эксперты RAND называют второстепенными. Несмотря на то, что качество вооруженных сил Тайваня гораздо выше (солдаты и офицеры тайваньской армии готовятся там по западному образцу), несоразмерность масштабов армий слишком велика. Любая модернизация и усиление обороноспособности Тайваня будут резко негативно восприниматься Пекином, что привет лишь к гонке вооружений. И учитывая мощь и экономический потенциал КНР, нам заранее известен победитель. (Противоположного мнения придерживается бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Рассмуссен, считающий, что Тайвань должен превратиться в «ощетинившегося динозавра», чтобы продемонстрировать Китаю неизбежно «высокую цену» вторжения.)

Наконец, Тайвань — экспортоориентированная экономика, поэтому война и морская блокада резко подорвет экономическое положение острова. При этом, на долю Китая приходится 44% его внешней торговли. Кроме того, Тайбэй импортирует 99% энергетических ресурсов, что делает страну уязвимой при полноценном вооруженном конфликте с точки зрения поддержания работы инфраструктуры. К этим вызовам необходимо готовиться заранее. Но главный упор в потенциальном противостоянии тайванское руководство должно делать на поддержании политического лидерства и общественной сплоченности, следует из исследования RAND. При правильном формулировании политического курса общественность и военные могут продемонстрировать большую готовность жертвовать экономическим благополучием.

Читайте также