Черные лебеди сквозь розовые очки: потребительские настроения и экономические ожидания россиян вновь улучшились в ноябре после октябрьского провала


Потребительские настроения и инфляционные ожидания россиян несколько улучшились после стресса, вызванного мобилизацией в конце сентября, свидетельствуют новые данные опроса «инФОМ», ежемесячно проводимого по заказу Центробанка. В ноябре индекс потребительских настроений повысился на 2 пункта после резкого октябрьского спада. Однако эта динамика обусловлена не изменениями наблюдаемой экономической ситуации, а исключительно перепадами в ожиданиях. Аналогичная ситуация — в оценках текущей ситуации предприятиями и в оценках населением экономических перспектив страны на ближайший год и на пять лет. После заметного провала этих оценок в октябре они вернулись к более низким, но все еще завышенным уровням середины 2022 года.

После октябрьского всплеска «мобилизационного» пессимизма, когда были зафиксированы незначительный рост инфляционных ожиданий и значительное ухудшение ожиданий относительно экономических перспектив, ноябрьский опрос «инФОМ» фиксирует определенную стабилизацию. Пик ценового шока в восприятии населения пришелся на апрель, после чего наблюдаемая россиянами инфляция стала последовательно сокращаться. Однако осенью темпы этого сокращения замедлились, более того, ожидаемая населением инфляция уже с августа начала расти, в октябре доля ожидающих роста цен подскочила с 14 до 22% от числа опрошенных «инФОМ», а в ноябре снизилась до 18%. Ожидаемая населением инфляция, по расчетам ЦБ, составляла 10,8% в июле, подскочила до 12,8% в «мобилизационном» октябре и снизилась до 12,2% в ноябре.

Точно так же вели себя показатели кризисного потребительского поведения. Весной доля тех, кто стремился меньше покупать или покупать более дешевое, достигла пиковых значений за последние три года (53%). Затем она последовательно снижалась до 41% в сентябре, в октябре обозначился небольшой подъем (43%), а в ноябре динамика вернулась на прежнюю траекторию: отказывались от покупок и старались купить подешевле 38% респондентов «инФОМ». В ноябре количество семей, которым за последний год приходилось на чем-либо экономить или отказываться от запланированных покупок и расходов из-за недостатка средств, сократилось на 4 п. п. (до 70%) после роста на 7 п. п. в октябре. 

Ключевой интегрированный показатель — индекс потребительских настроений — несколько улучшился в ноябре после резкого обвала в октябре. Однако при ближайшем рассмотрении оценки текущей ситуации с августа не менялись, в то время как ожидания были подвержены сильным колебаниям. Схожая ситуация наблюдается и в оценках экономической ситуации бизнесом; здесь также заметна стагнация производства на протяжении последних месяцев при сильных колебаниях ожиданий — в августе–сентябре они продолжали расти, в октябре пережили резкий спад, а в ноябре несколько восстановились.

Индекс потребительских настроений, январь 2020 — ноябрь 2022 года

Аномалии ожиданий — характерная черта этого кризисного года, как мы неоднократно писали. Это хорошо видно на индексе потребительских настроений. При том что оценки текущей потребительской ситуации к апрелю провалились почти на 20 пунктов, ожидания снизились лишь на 12. Затем на протяжении шести месяцев ожидания находились на уровнях, существенно более высоких, чем во вполне удачном для экономики 2021 году. Да и сейчас, хотя ожидания были несколько подорваны октябрьским падением, они все еще находятся выше средних значений прошлого года, для чего в экономике не наблюдается никаких оснований.

Аналогичным образом выглядят в представлениях населения, по данным «инФОМ», перспективы развития страны. В среднем за 2021 год индекс перспектив российской экономики на следующий год составлял 93 пункта, а в кризисном 2022-м вырос до 102; индекс перспектив развития на пять лет вырос со среднего значения 95 пунктов в 2021 году до 108 в 2022-м. Оба индекса дрогнули в октябре, провалившись на 12 и 6 пунктов соответственно, но в ноябре вернулись в область среднегодовых значений.

В целом ситуация завышенных ожиданий чревата новыми срывами и появлением «черных лебедей» — событий, которые воспринимаются гораздо более остро, нежели того заслуживают, концентрируя в себе накопленное разочарование. Однако мобилизация, которая могла стать таким событием, пока им не стала, показал ноябрьский разворот к необоснованному оптимизму.