Франкенштейн Telegram’a: как динамика соцсетей меняет политическую повестку в России


Россияне за время войны в Украине стали менее активными в соцсетях. В то же время Telegram демонстрирует рекордные показатели прироста аудитории и генерируемого пользователями контента. Российские пользователи получают через Telegram доступ к заблокированному контенту независимых медиа, а российские власти активно используют популярность этой соцсети, распространяя через нее пропагандистские сообщения и увеличивая присутствие «партии войны» в медиапространстве. Можно сказать, что Telegram все более становится соперником телевизора в формировании национальных политических повесток.

Общая активность пользователей русскоязычных соцсетей за время войны снизилась: число ежедневно активных авторов уменьшилось на 12%, а объем публикуемого ими контента — на 4%, пишут в очередном отчете эксперты Brand Analytics. При этом пользователи массово мигрировали в Telegram, аудитория которого с февраля по сентябрь выросла в полтора раза (на 58%), а объем ежедневно публикуемого контента — на 24%. Другие ведущие русскоязычные социальные сети — «ВКонтакте» и «Одноклассники» — демонстрируют лишь небольшой прирост пользователей и постов, а YouTube, Instagram, Facebook, Twitter и TikTok теряют аудиторию.

Аудитория и контент русскоязычных социальных сетей, февраль–сентябрь 2002 года, % роста

Хотя по масштабу русскоязычный Telegram все еще существенно уступает «ВКонтакте» (8,73 млн и 13,2 млн сообщений в день соответственно), за время войны он превратился в наиболее важный источник информации для российских пользователей интернета. «Telegram аккумулирует новостную повестку, YouTube остается главной площадкой для видеоблогеров», — констатируют авторы отчета.

При этом Telegram стал, с одной стороны, важнейшим каналом доступа к информации большого числа независимых СМИ и ресурсов, заблокированных и запрещенных в России. А с другой — важнейшим инструментом пропаганды, информационных кампаний, фейков и провокаций Кремля и связанных с ним структур. От попыток блокировать Telegram Кремль перешел к стратегии его активного использования, осуществляя таким образом «контроль третьего поколения», то есть активного формирования контента вместо его ограничения (подробнее об этом в статье «Путинские фаны или кремлевские боты?»).

Российская пропагандистская машина активно использует Telegram для увеличения собственного влияния: «Новостные телеграм-каналы с десятками тысяч подписчиков кормят пользователей ненавистью, дублируют сетку вещания госканалов, эмоционально комментируют высказывания политиков и даже выкладывают видео с убитыми украинскими военными под патриотичный русский рэп», — отмечает писатель Сергей Дедович, опубликовавший обзор популярных российских новостных каналов. Так как соцсеть популярна среди русскоязычных пользователей не только в России, она используется и для пропаганды на украинскую аудиторию. Летом Служба безопасности Украины опубликовала список из ста Telegram-каналов, выдающих себя за украинские, но распространяющих пророссийские сообщения.

Но главным содержательным феноменом Telegram в последнее время стал пул «военкоров», военных блогеров, которые формулируют сегодня политическую повестку, наверное, в большей степени, чем телевизионный певец «тотальной войны» Владимир Соловьев. Именно «военкоры» становятся ударной силой в борьбе различных фракций силовиков, и именно Telegram в значительной степени обеспечил внезапное политическое восхождение «повара Путина» Пригожина. Как показал анализ «Новой газеты. Европа», власти активно влияют на характер освещения военкорами событий на фронте. Однако не менее значимо и обратное влияние. По мнению эксперта Центра Карнеги Александра Прокопенко, Telegram стал важнейшим каналом влияния на Владимира Путина: «Президентское управление пресс-службы и информации ежедневно кладет Путину на стол обзор основных СМИ и Telegram-каналов. Утратив доступ к телу главы государства из-за ковидных ограничений, они остаются у него на виду, попадая в эти обзоры». 

Оставаясь инструментом, равно полезным антивоенной партии и различным фракциям «партии войны», Telegram все более становится соперником и заменой телевизора в формировании национальных политических повесток и в качестве инструмента информационного влияния.


Читайте также

29.11 Пропаганда Обозрение «Кремлевские тролли никогда не спят»: российские пропагандистские кампании в европейских соцсетях не слишком эффективны, но могут создавать проблемы в кризисных ситуациях 07.11 Пропаганда Экспертиза Путинские фаны или кремлевские боты? Максим Алюков, Мария Куниловская, Андрей Семенов За последнее десятилетие в России создана мощная инфраструктура «сетевой автократии», сосредоточенная не на ограничении, а на активном формировании сетевого контента. Анализ имитирующего поддержку властей астротурфинга и реальной реакции пользователей на войну в Украине показывает, что, несмотря на разнообразие онлайн-стратегий Кремля, сетевая пропаганда далеко не всегда успешна, но серьезно искажает наши представления о «низовых настроениях». 04.11 Пропаганда Обозрение Твиттер-оружие: война нарративов вокруг противостояния России и Запада захватывает весь мир и пока ведется с переменным успехом