Спецоперация с мобилизацией: необходимость восполнить военные потери и нивелировать преимущество украинской армии заставила Кремль прибегнуть к непопулярной и неэффективной мере


Целью объявленной в России частичной мобилизации является восполнение потерь российской армии за семь месяцев военных действий, необходимость нивелировать преимущество украинской армии и организация обороны оккупированных территорий. Мобилизация стала результатом утраты Россией подавляющего огневого преимущества и провала кампании добровольного коммерческого призыва. Однако большие сомнения вызывает сама способность российской военной машины эффективно провести мобилизацию и сформировать из мобилизованных сколько-нибудь дееспособные части на фоне крайней непопулярности новой инициативы властей среди населения. Соцсети отреагировали на мобилизацию шквалом негатива.

По данным официальных источников, численность военнослужащих российской армии — около 1 миллиона человек. Однако в реальности эти цифры гораздо ниже, следует из расчетов военного эксперта Павла Лузина, опубликованных Центром изучения европейской политики (CEPA). Если в 2016 году в России насчитывалось 770 тысяч военнослужащих, то в 2022-м — от 740 до 780 тысяч. При этом число тех, кто находится в боевой готовности, существенно ниже и этих цифр. В августе Шойгу заявил, что российская армия располагает 168 батальонно-тактическими группами (БТГ). Учитывая, что каждая БТГ обычно состоит из 800–1000 солдат и офицеров, общая боеспособность вооруженных сил страны не превышала 168 тысяч человек. Эти подразделения также могли быть дополнены резервным персоналом, численность которого оценивается не более чем в 100 тысяч человек, рассуждает Лузин. Численность Росгвардии, которая также может быть задействована в Украине и является второй по размеру российской военной структурой, не превышает 60–80 тысяч человек.

В марте Пентагон заявлял, что в войне с Украиной участвовало около 190 тысяч российских солдат, из которых, по оценкам американских военных и спецслужб, были убиты и ранены от 60 до 80 тысяч человек. Если цифра даже не вполне точна, очевидно, что это огромный урон для российской армии, восполнить который частичная мобилизация не в силах, считает Лузин. Президент Зеленский и министр обороны Украины Резников оценивали численность вооруженных сил Украины в 1 млн и 700 тысяч человек соответственно, но это, конечно, является пропагандистским преувеличением. Однако за счет успешной мобилизации Украина значительно эффективнее восполняет свои потери в живой силе и скорее всего располагает сейчас численным перевесом. При этом российская армия не смогла реализовать своего преимущества в огневой силе и, особенно, в воздухе, что повышает значимость этого обстоятельства. 

Мобилизация стала результатом необходимости восполнить колоссальные потери в ходе семи месяцев войны и провала кампании по добровольному рекрутированию нового контингента для защиты оккупированных в Украине территорий, пишут эксперты Института изучения войны. Однако сможет ли Россия ее провести? Весенняя призывная кампания провалилась: незадолго до ее окончания Шойгу докладывал только о 89 тысячах человек вместо запланированных 134 тысяч. В настоящий момент Кремль поставил задачу призвать в 3,5 раза больше. Проведение такого мероприятия требует значительных организационных ресурсов, которых у российской военной системы недостаточно. Военкоматы не способны справиться с этой задачей, говорят опрошенные «Новой газетой» правозащитники. Первые сведения о ходе мобилизации свидетельствуют о том, что она ведется хаотично. Военкоматы не набирают людей с боевым опытом и военными специальностями, как изначально предполагалось, но хватают всех подряд, стремясь отчитаться в достижении численных показателей.

Кроме того, мобилизованных необходимо экипировать, обеспечить сержантским и офицерским составом и минимально подготовить для отправки на фронт. Но даже если властям удастся рекрутировать какую-то часть из намеченных 300 тысяч человек, о которых заявил Шойгу, мобилизованные в основном будут прибывать на фронт не раньше, чем через один-два месяца, накануне зимы, когда интенсивность военной кампании снизится.

При этом мобилизация непопулярна среди населения. Данные телефонных опросов, проведенных по заказу Фонда борьбы с коррупцией, показывают, что определенно против мобилизации высказывается половина респондентов (48%), а в ее поддержку — 29%. О неприятии россиянами мобилизации говорит и экспресс-анализ реакции на ее начало в социальных сетях: среди проанализированных 170 тысяч постов и сториз, опубликованных в первый день мобилизации, 21 сентября, абсолютное большинство содержит негативную окраску. «Авторов, которые написали отчетливые посты в поддержку мобилизации, очень мало», — отмечает автор этого анализа антрополог Александра Архипова.

Тональность посвященных мобилизации постов в соцсетях, 21 сентября 2022 года, тыс. постов