Подпишитесь на Re: Russia в Telegram, чтобы не пропускать новые материалы!
Подпишитесь на Re: Russia 
в Telegram!

Подводные течения в море подкастов: могут ли подкасты повлиять на общественное мнение США в отношении России и Украины


Подкасты становятся все более значимой частью информационного пространства, выступая и как средство доставки, и как новый рынок контента, который при этом не удостаивается достаточного внимания аналитиков. Недавний анализ американского рынка политических подкастов демонстрирует, что пророссийские и антиукраинские нарративы занимают здесь не столь значительное место, однако, вступая во взаимодействие с вопросами внутренней повестки, становятся частью контрэлитной идеологии, замешанной на недоверии к информационной картине и экспертизе мейнстримных СМИ и американской администрации. Именно в этом качестве они могут оказать поддержку Дональду Трампу, критикующему политику действующего президента в отношении конфликта в Украине, и подрывать относительный проукраинский консенсус в американском обществе.

У Re: Russia есть Telegram-канал. Подпишитесь, чтобы не  пропустить новые материалы!

Стремительный рост популярности подкастов связан с тем, что их контент потребляется в то время, как человек занят другими делами. В результате подкасты становятся все более значимым способом распространения информации. При этом они являются и способом доставки контента, и новым самостоятельным его рынком, наряду с корпоративным сегментом (традиционными СМИ) и социальными сетями с их армией блогеров. Однако системное представление о том, как развивается этот рынок контента и какой спрос он формирует и удовлетворяет, на сегодняшний момент практически отсутствует. 

Исследователи американских медиа Джессика Брандт, Брет Шафер, Валери Виртшафтер и Питер Бензони из Брукингского института проанализировали 1885 эпизодов различных американских подкастов, которые касались Украины и российской агрессии против нее, чтобы понять, как устроена антиукраинская и пророссийская пропаганда в этом сегменте медийного пространства. По мере приближения выборов президента США стратегия поддержки Украины становится все более важной темой предвыборных дискуссий, и исследователей интересовало, какое влияние подобная пропаганда может оказывать на американское общественное мнение. 

По их наблюдениям, антиукраинские или пророссийские «подкастные» нарративы в основном сводятся к четырем сюжетам: 1) в Украине полно нацистов; 2) США используют Украину для разработки биологического оружия; 3) США ответственны за взрыв трубопровода «Северный поток-2»; и 4) трагедия в Буче была антироссийской провокацией со стороны Украины. При этом значение российско-украинской тематики в американском «подкастном» пространстве не стоит преувеличивать — война в Украине активно обсуждалась там лишь в первые месяцы после начала российского вторжения: если в марте конфликт Москвы и Киева фигурировал в 26 выпусках подкастов в неделю, то уже в апреле это число упало до 10 — и теперь эта тема присутствует лишь на периферии «подкастного универсума». 

По наблюдениям авторов, правоконсервативный «фланг» американских подкастов преимущественно гораздо больше ориентирован на проукраинские нарративы. Это согласуется с недавним исследованием, которое показало, что в своих публикациях в Twitter депутаты-республиканцы в Конгрессе с большей вероятностью поддерживают Украину, чем выступают против нее. Авторы делают вывод, что снижение поддержки Украины избирателями-республиканцами, которое фиксируют опросы общественного мнения, связано скорее с внутренними вопросами американской повестки, чем с эффективным продвижением пророссийской пропаганды и дезинформации. Пророссийские или антиукраинские нарративы находят отклик у аудитории только тогда, когда они затрагивают какие-то внутренние проблемы США. Именно в таком преломлении предстают подобные нарративы и в риторике Дональда Трампа, выступающего в дискуссиях об «украинском вопросе» в качестве главного «изоляциониста».

Попав в американское медийное пространство, пророссийские нарративы мутируют под влиянием этих внутренних повесток. Затем этот «мутировавший» контент возвращается обратно в российскую пропаганду, которая берет его на вооружение уже как то, что находит отклик у американской аудитории. В качестве примера такого сочетания пророссийского нарратива и внутриамериканской повестки авторы приводят сюжеты об «украинском нацизме». В американских подкастах эта тема появляется как упрек в адрес американских мейнстримных медиа и правительства, которые якобы сознательно скрывают и камуфлируют влияние крайних националистов в Украине. Причем именно эта тема присутствовала в подкастах как крайне левых, так и крайне правых авторов — идеологический радикализм традиционно сопровождается высоким градусом недоверия к конвенциональным СМИ и политической элите. 

Схожим образом нарратив об американских разработках биологического оружия на территории Украины продолжает конспирологический дискурс о происхождении COVID-19. Здесь также основным аргументом с обоих краев политического спектра выступает недоверие в отношении к мейнстримной журналистике, якобы находящейся под влиянием администрации Байдена, стремящейся, по мнению конспирологов, скрывать правду от общественности

Как и в случае европейского информационного пространства, о чем Re: Russia недавно писала, в США проукраинский политический консенсус в публичном пространстве находится под атакой на периферии, в его некорпоративном секторе, а антиукраинские нарративы опираются на недоверие к мейнстриму и контрэлитные настроения.