L-стабильность: в конце года объемы производства в российской промышленности точно не снижались, но и ростом это назвать сложно


Несмотря на рост в октябре–ноябре, российская промышленность остается в состоянии «неустойчивой стагнации», следует из оценок аналитиков. Сам прирост крайне незначителен, а тенденции в разрезе отраслей выглядят разнонаправленными и не очень устойчивыми. Например, если в октябре слабая положительная динамика была обеспечена в основном наращиванием производства для нужд войны и «технологически регрессивным импортозамещением», то в ноябре основной вклад в общий рост внесла добыча полезных ископаемых. Плохо предсказуемые колебания вокруг достигнутого промышленностью уровня возможны и в дальнейшем. Все это показывает, что общий профиль кризиса останется L-образным (стабилизация после резкого спада). Признаков уверенного восстановительного тренда в позитивных на первый взгляд цифрах нет, впрочем, нет и второй волны падения, которую ранее прогнозировали эксперты.

По данным Росстата, индекс промышленного производства в России впервые после начала войны в Украине показал рост два месяца подряд: в октябре (подробно октябрьские данные Re: Russia разобрала здесь) и ноябре он прибавлял по 0,7%. 

Индекс интенсивности выпуска товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности* также увеличивался два месяца подряд: на 1,4 и 0,6% соответственно. Но ноябрьский прирост выглядит незначительным, а тенденции в разрезе разных видов деятельности настолько разнонаправленными, что вряд ли можно говорить о тренде восстановления. Так, обрабатывающие производства и сельское хозяйство показали снижение к октябрю (–1,2 и –0,9% соответственно), в то время как добыча полезных ископаемых и розничная торговля стагнировали (прирост на 0,2 и 0,6% соответственно), строительство, грузовой транспорт и оптовая торговля были в плюсе (2,6, 2,5, 2,3%). Бурно рос оборот общественного питания (4,1%), а объем предоставленных услуг населению был близок к стагнации (0,5%). В целом потребительские расходы населения увеличились на 0,7%, но это еще далеко до компенсации спада предыдущих двух месяцев (–1 и – 0,3% в сентябре–октябре).

Снижение индекса к декабрю 2021 года (пику предкризисного роста) составило –5,3%. Резкое снижение индекса произошло в апреле (–6,7% к декабрю 2021-го) и с тех пор он менялся незначительно. Таким образом, в динамике индекса в 2022 году реализуется сценарий L-образного кризиса (стабилизация после резкого падения), а не V-образного (резкое падение с интенсивным восстановлением) — ровно так же, как это было во время пандемии, заключают авторы ежемесячного доклада, подготовленного под руководством Владимира Бессонова (Центр развития НИУ ВШЭ). 

Аналогичный L-образный сценарий реализуется и в промышленности. Как видно из сказанного выше, на фоне практически неизменных показателей добывающей промышленности обработка тащит общий индекс промышленного производства вниз. Наибольший вклад в его снижение обеспечивают отрицательные показатели машиностроительного комплекса (производство машин и оборудования, производство автотранспортных средств и железнодорожного транспорта, а также деревообработка).

Оценивая тенденции тех же двух месяцев в более оптимистическом духе, Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП)  говорит о продолжающемся восстановлении в промышленности. Темп прироста к октябрю он оценивает в те же 0,7%, что и Росстат. В то же время ЦМАКП видит большее отставание индекса от докризисного декабрьского пика. По данным Росстата, объем промышленного производства сократился в апреле на 5%, а в ноябре его отставание составляло 3,6%. По расчетам ЦМАКП, первоначальное падение составляло 6,7% (как и в расчетах группы Бессонова), а снижение к декабрю 2021 в ноябре 2022 — 4,1%. Разница в оценках Росстата и аналитических центров обусловлена тем, что они по-разному пересчитывают исходные данные Росстата с учетом сезонного и календарного факторов. ЦМАКП, кроме того, не учитывает данные по ряду закрытых позиций, то есть оборонной промышленности. Исключение прямого госзаказа позволяет аналитикам лучше видеть собственно тенденции экономической активности. 

Объем промышленного производства по данным Росстата, оценкам ЦМАКП и НИУ ВШЭ, 100 = среднемесячный показатель за 2019 год



В разрезе отраслей ЦМАКП выделил по итогам ноября семь важных трендов:
  • Выросла добыча всех энергоресурсов: нефти (+1,2% к октябрю), газа (+3,6%) и угля (4,7%). Причем добыча угля в ноябре установила исторический рекорд. Рост добычи углеводородов носил восстановительный характер.
  • Объем производства всех видов стройматериалов после паузы в октябре продолжил сокращаться (–1,8% к октябрю). 

  • Продолжает расти производство одежды (+1,7% к октябрю; +4,3% к февралю). Здесь, правда, надо иметь в виду, что до 80% производимой в России одежды — это спецодежда и форма. Так что об органическом развитии легкой промышленности говорить не приходится — рост обеспечен мобилизацией сотен тысяч человек на войну с Украиной. 

  • После стабилизации в сентябре–октябре вновь сократился объем деревообработки (–1,3% к октябрю, –24,5% к февралю). Особенно тяжело приходится производствам в европейской части страны, которые привыкли работать на западный рынок и зависят от него технологически, отмечает ЦМАКП. 

  • Химическое производство к октябрьскому уровню прибавило 1,2%. При этом в разных сегментах ситуации различаются: например, производители бытовой химии, лакокрасочных материалов и пластмасс восстановились почти полностью за счет замещения импорта, а в производстве минеральных удобрений продолжается стагнация после значительной просадки. 

  • На 3,5% сократился объем производства машин и оборудования — причем впервые за полгода. Но ЦМАКП пока не готов заявить о начале негативного тренда. 

  • Сильное падение в автомобилестроении (–27% в производстве легковых машин) перекрыло восстановительный скачок октября (+24% к сентябрю). Производство грузовиков снижается не так сильно — зато стабильно. За последние три месяца — на 17%. 

Хотя в последнем обзоре ЦМАКП подчеркнул восстановительный тренд в промышленности, в предыдущих выпусках эксперты центра ввели термин «неустойчивая стагнация». После драматического падения весной экономическая активность демонстрирует попытки отскока, которые однако не превращаются пока в устойчивый тренд и разнонаправленную динамику. Так, в ноябре, по мнению аналитиков, основной вклад в скромный прирост общего выпуска внесло увеличение добычи энергетических полезных ископаемых, в то время как машиностроение и деревообработка оставались в отрицательной зоне. Говорить об устойчивом восстановительном тренде в такой ситуации не очень уместно. 

* Индекс интенсивности выпуска продукции и услуг (также называемый «индексом Бессонова») — один из индикаторов состояния экономики, наиболее близких к оценке уровня ВВП, при этом более оперативный и доступный с детализацией по базовым видам экономической деятельности. Рассчитывается на данных Росстата по объему выпущенной продукции, но с исключением сезонной составляющей, а также отдельных несущественных случайных колебаний.