Устойчивая неустойчивая стагнация: российскую экономику поддерживают технологический регресс, производство снарядов и пошив военного обмундирования


Российская промышленность приостановила падение еще в конце весны и уже около полугода находится в состоянии устойчивой «неустойчивой стагнации», где характеристика «неустойчивая» обозначает качество стагнации и слабую предсказуемость дальнейших колебаний. Такой профиль кризиса обычно называют L-образным. Но даже этот результат достигнут за счет наращивания производства для нужд войны и «технологически регрессивного импортозамещения»: прекращение или сжатие импортных поставок открывает возможности перед отечественными аналогами, даже если они серьезно уступают импорту по параметрам «цена-качество». Этот эффект отражается в статистике как рост производства в оптике и электронике, автомобильной отрасли и транспортном машиностроении. Но наиболее впечатляющие успехи экономика демонстрирует в пошиве одежды для мобилизованных и производстве «металлических изделий», которые используются при уничтожении украинской инфраструктуры.

По данным Росстата, в октябре индекс промышленного производства сократился на 2,6% к октябрю 2021 года — после сокращения на 3,1% год к году в сентябре. Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) определяет состояние российской экономики формулой «неустойчивая стагнация». По сути, это означает, что сокращение экономической активности, наблюдавшееся весной этого года, приостановилось, экономика от месяца к месяцу демонстрирует разнонаправленные колебания около достигнутого уровня. При этом в конце прошлого года экономика восстанавливалась после снятия антиковидных ограничений, поэтому в ближайшие месяцы эффект высокой базы прошлого года усилится, и в годовом выражении масштаб сокращения экономики будет увеличиваться.

ЦМАКП пересчитывает цифры Росстата с учетом сезонного и календарного факторов, а кроме того он не учитывает данные по большинству «закрытых» позиций (связанных с оборонной промышленностью). Такой подход в том числе позволяет лучше видеть экономические тенденции, в меньшей степени искаженные прямым госзаказом. В результате в оценках ЦМАКП российская экономика весной–летом провалилась гораздо глубже, чем в данных Росстата, а осенью — интенсивнее восстанавливалась.

Объем российского промышленного производства, по данным Росстата и оценкам ЦМАКП, 2019–2022, 100% = 2019

В целом данные Росстата рисуют оптимистичную картину. По итогам десяти месяцев 2022 года индекс промпроизводства, по оценке федеральной службы, находится примерно на том же уровне, что и год назад. В октябре, по оценкам ЦМАКП, выпуск снизился на 0,2% по сравнению с сентябрем. Росстат же говорит о росте на 0,7% даже с устранением сезонного и календарного факторов. 

Обслуживание затяжной войны в Украине играет все бóльшую роль в экономике, считают эксперты. «Октябрьский результат лучше наших ожиданий (мы ждали [от Росстата] –3,6% год к году), — комментирует данные Росстата телеграм-канал MMI, основанный директором Департамента денежно-кредитной политики ЦБ Кириллом Тремасовым. — Основная причина — высокие цифры в обработке. Преимущественно — в компонентах, связанных с военными расходами». Кроме того, на 11,9% год к году в октябре выросло производство одежды, на 4,7% — готовых металлических изделий (кроме машин и оборудования). «Порядка 80% производимой в России одежды — это спецодежда и форма, — говорит директор Центра исследования экономической политики Экономического факультета МГУ Олег Буклемишев. — Рост металлоизделий, скорее всего, тоже связан с военными приготовлениями. Оборонные предприятия работают в четыре смены». 

Самый большой рост в октябре, по данным Росстата, был в производстве компьютерной техники, электронных и оптических изделий: +18,3% в годовом выражении. За десять месяцев эта категория выросла на 6,3%. По данным Росстата, за октябрь в России произвели 46,3 тыс. ноутбуков и планшетов, а также 62 млн интегральных электронных схем. Такой результат связан, однако, не с прорывом отечественной компьютерной техники, а с резким сокращением ее импортных поставок. Потребители вынуждены покупать «отечественное» несмотря на более низкое качество и по более высокой цене, потому что альтернативы фактически нет.

Аналогичная ситуация наблюдается в автомобилестроении: восстановительный скачок производства легкового транспорта (+35% к сентябрю) на фоне просадки выпуска грузовиков (–11%). В целом в годовом выражении сокращение в отрасли — почти в два раза (45,2%). При этом прежде всего прекратилась сборка иностранных марок, в результате «АвтоВАЗ» получил возможность наращивать выпуск упрощенных моделей (с минимальным использованием импортных компонентов). В обоих случаях мы имеем дело с предсказанным известным экономистом Бранко Милановичем эффектом «технологически регрессивного импортозамещения». В стандартном понимании «импортозамещение» — это когда отечественная промышленность научается производить что-то, что ранее было доступно исключительно по импорту. В данном случае искусственное ограничение импорта ведет к тому, что проигрывавшая ранее конкуренцию с импортом продукция занимает теперь бóльшую долю рынка. Аналогичная ситуация в транспортном машиностроении, которое демонстрирует рост, связанный с необходимостью замещения выпавшего импорта.

В разрезе отраслей ЦМАКП выделил по итогам октября пять значимых тенденций: 

  • Возобновилось снижение добычи нефти; до этого ощутимое сокращение фиксировалось в марте и апреле (за два месяца — на 6,7%); позднее около двух третей этого снижения отрасль отыграла. В октябре — снижение на 0,8% к сентябрю; год к году добыча снизилась на 3,6%. 

  • Добыча газа, напротив, восстанавливается. В октябре прирост к сентябрю составил 2,5% против 1,1%. В предшествующие месяцы добыча снизилась на 13% по сравнению с довоенным уровнем. Снижение год к году — 2,2%. 

  • Производство стройматериалов незначительно подросло: +0,6%; до этого индекс терял по 2% в месяц. Накопленное с февраля снижение оценивается в 8,5%. 

  • Деревообработка, похоже, достигла дна; уже два месяца индекс не меняется — после снижения почти на 25% за предшествующий период. Снижение за год — 19,7%. 

  • В производстве машин и оборудования индекс уже чуть выше февральского значения: +0,1%. За месяц рост составил 4,4%. 

В итоге ЦМАКП второй месяц подряд говорит о «неустойчивой стагнации». «Мы скептически относимся к сезонному сглаживанию от Росстата; по нашим оценкам, индекс промышленного производства рухнул на 7% в марте–мае, отскочил на пару процентов в июне–июле и колеблется на этих уровнях», — соглашается с этим выводом телеграм-канал MMI.