Благоприятный климат кризиса: предприятия повышают оценки условий ведения бизнеса, но не надеются на лучшее


В декабре индикатор делового климата Центробанка, рассчитанный на основе самого масштабного опроса предприятий, продемонстрировал еще более уверенный рост, чем в ноябре. Экономические агенты окончательно оправились от шока мобилизации, и достигнутое значение индикатора — максимум с начала войны, хотя и далеко не дотягивает до предвоенных уровней. При этом, если в ноябре индикатор вывело в положительную зону улучшение краткосрочных ожиданий, то в декабре рост обеспечило, наоборот, улучшение текущих оценок условий для бизнеса, в то время как ожидания несколько ухудшились. Эта ситуация выглядит несколько парадоксально на фоне существенного падения прибылей компаний, но определенно свидетельствует об отсутствии провала в конце года, которого ждали многие экономисты. Государство осуществляло значительные вливания в экономику, а падение доходов бюджета еще не докатилось до экономических агентов. Впрочем, возможно, именно эти факторы оказали давление на ожидания компаний.

Российский бизнес окончательно пришел в себя от шока, спровоцированного первой волной мобилизации, показал очередной опрос более 14 тыс. предприятий, проведенный Центробанком 1–19 декабря. После обвального падения в октябре сводное значение индикатора бизнес-климата ЦБ к концу года поднялось до максимального с начала войны уровня (2,4). В январе 2022 года, для сравнения, значение индикатора составило 5,3, в феврале — 5,7, в марте — –9. 

Индикатор бизнес-климата ЦБ, 2022

Производственная активность в декабре восстанавливалась почти во всех отраслях. В промышленности индикатор бизнес-климата почти вернулся к довоенному уровню оценок, а в отдельных секторах — горнодобывающей промышленности, водоснабжении и обработке — оказался выше среднего значения за 2021 год «на фоне заметного оживления спроса, отмеченного производителями инвестиционных товаров». Худшую динамику «в условиях сдержанного потребительского спроса» демонстрируют оптовая и розничная торговля. То есть экономика продолжает испытывать давление низкого потребительского спроса. Осенью граждане продолжали экономить на еде и товарах повседневного спроса (подробно Re:Russia рассказывала об этом здесь). Самые пессимистичные ожидания — также в розничной торговле, сфере услуг и строительстве, показывает опрос.

Заметного увеличения продаж ждет автомобильный ретейл. В отсутствие поставок европейских, корейских и японских брендов продавцы переключаются на китайские и российские. В декабре, по данным Ассоциации европейского бизнеса, продажи новых автомобилей подскочили на 38,1% к ноябрю — в основном за счет продукции АвтоВАЗа и УАЗа. О том, что большую часть продаж китайских автомобилей под брендом «Москвич» обеспечат каршеринг, корпоративный сегмент и чиновники, недавно рассказал вице-мэр Москвы Максим Ликсутов. 

О росте спроса в декабре говорят представители всех отраслей экономики. Сильнее всего спрос вырос в энергетике (правда, до этого на протяжении нескольких месяцев потребление падало). Самая слабая динамика — в строительстве и розничной торговле. В перспективе трех месяцев заметного роста ждут только в сельском хозяйстве и производстве инвестиционных товаров. Самые пессимистичные ожидания — опять же в розничной торговле, сфере услуг и строительстве.

Ценовые ожидания продолжили ухудшаться — четвертый месяц подряд. В конце года, отмечают аналитики ЦБ, наблюдалось ускорение роста производственных и логистических издержек. Участники опроса пожаловались на удорожание топлива и коммунальных услуг, а также на повышение цен на материалы и комплектующие. Условия кредитования, по мнению большинства участников опроса, продолжают ухудшаться. Самые большие трудности с привлечением заемных средств — у продавцов автомобилей и оптовиков. Условия несколько смягчились для предприятий обрабатывающих производств, сельского хозяйства и транспортировки, где активно реализуются меры господдержки, отмечает в своем комментарии ЦБ.

При этом рост индекса ЦБ был обеспечен в основном улучшением оценок текущих условий ведения бизнеса (–3,3 против –6,3 в ноябре), в то время как ожидания немного ухудшились (8,4 против 8,6 в ноябре). Это произошло лишь второй раз за год. После оглушительного падения в феврале восстановительный рост индекса поддерживался в большей степени ростом ожиданий, нежели оценок текущего состояния. В сентябре их вновь (но уже не так сильно) уронила мобилизация. В октябре и ноябре опять был рост. 

Интересно, что отразившееся в росте индекса ЦБ улучшение самочувствия предприятий происходит на фоне заметного падения прибыли у экономических агентов. Росстат зафиксировал снижение чистого финансового результата по итогам десяти месяцев на 8,1% год к году. Если исключить отдельные сектора, которым удалось вырасти благодаря господдержке (например, в строительстве чистый финансовый результат оказался выше в 2,4 раза, в железнодорожных перевозках — в 2 раза) или другим факторам (туризм и общепит прибавили 56%), результат будет еще хуже. Теряя прибыль, бизнес сокращает инвестиции в развитие. Отсюда, по всей видимости, сдержанные ожидания. «У нас больше 50% финансирования инвестиций — это собственные средства компаний, — признает первый вице-премьер Андрей Белоусов. — Если прибыль проседает, значит, в инвестициях тоже будет просадка. Поэтому это тоже проблема, которую пока решить не удалось».

Так или иначе, ожидавшегося ухудшения к концу года не произошло. Значительную роль в этом играли государственные вливания в экономику. А резкое сокращение доходов бюджета еще не докатилось до экономических агентов, хотя, возможно, также уже сказалось в сдержанности ожиданий.

Значения индикатора бизнес-климата — это модифицированная разница ответов «ситуация улучшилась» и «ситуация ухудшилась». Сводный индикатор формируется из двух компонентов — оценки текущего бизнес-климата и оценки ожидаемого бизнес-климата. Руководителей предприятий спрашивают о том, как они оценивают изменения спроса и объема производства на момент опроса и в перспективе трех месяцев. Отдельно ЦБ рассчитывает сводные индексы по спросу и объему производства. Опрос охватывает около 14 тыс. предприятий всех ключевых видов экономической деятельности. Показатели за предыдущие периоды отражаются на основе полных данных с учетом анкет, поступивших после подготовки оперативной информации.