Ритейл против Росстата: россияне сокращают покупки и страдают от кризиса несмотря на официальную статистику


Хотя по данным Росстата реальные доходы россиян за девять месяцев снизились всего на 1,7%, показатели ритейла свидетельствуют о существенном сокращении покупок. Третий квартал 2022 года ритейлеры называют худшим за всю историю. Продажи супермаркетов в реальном выражении падают, а в номинальном поддерживаются исключительно за счет роста цен. В непродовольственном сегменте падение составляет 15%. Существует несколько объяснений этого расхождения. Аналитики ЦБ говорят об изменении модели потребительского поведения, связанного с чувством неопределенности. Часть доходов (и расходов) россиян просто ушла из страны в результате двух волн антивоенной эмиграции. Свой вклад вносит и спад в потребительском кредитовании. Наконец, к методике учета реальных доходов у экономистов давно есть вопросы. В любом случае падение продаж в ритейле показывает, что в реальности россияне испытывают гораздо большее давление связанного с войной и санкциями экономического кризиса, чем это можно представить, ориентируясь на официальную статистику доходов.

За девять месяцев 2022 года продажи супермаркетов X5 Group («Перекресток», «Пятерочка», «Карусель», «Чижик») выросли на 11,9%, «Ленты» — всего на 3,8%, говорится в свежих квартальных отчетах этих компаний перед инвесторами (1, 2). Дискаунтер Fix Price с начала года прибавил по этому показателю 12,6%. В то же время продовольственная инфляция за этот период составила от 15% (по официальным данным) до 20% (по неофициальным). То есть в физическом выражении продажи существенно сократились, а номинальное увеличения выручки обеспечивается исключительно ростом цен. 

У малого бизнеса в сфере ритейла та же проблема — и тот же способ ее решить. Выручку на уровне прошлого года пока удается сохранить только за счет увеличения среднего чека, свидетельствуют данные компании «Эвотор», крупнейшего в России поставщика онлайн-касс для малых и средних предприятий. Убедительная динамика в числе выданных чеков только у магазинов разливного пива: 16% год к году. Кроме того, стритфуд и магазины одежды подросли на 1–2%. Последние — во многом благодаря закрытию магазинов иностранных брендов, свернувших деятельность в России. В других категориях продажи сокращались. 

В неважном состоянии аптечный бизнес. По оценке исследовательской компании DSM Group, в третьем квартале номинальный рост продаж составил там всего 3,4%, а в июле и октябре аптеки и вовсе переживали спад. По оценке «Ромира», в третьем квартале россияне сократили траты на медицинские товары на 11,8% год к году. Потребители уже переключились на «сберегательную модель, которая может выражаться в переходе на лекарства отечественных производителей» и «отказе от приема привычных витаминно-минеральных комплексов». Взбодрить продажи, по мнению аналитиков, могла бы разве что новая вспышка коронавируса. 

Значительный рост в сегменте товаров повседневного спроса — только у электронной торговли. По оценке исследовательской компании «Инфолайн», он может достичь 60% за год. Но здесь сказывается эффект низкой базы, а в целом по рынку доля онлайн-продаж пока не превышает 3%. Соответственно, на переток потребителей в онлайн списать просадку офлайновой розницы не получается. 

Что касается непродовольственных товаров, здесь падение предсказуемо оказалось драматическим. Общие продажи (онлайн и офлайн), по оценке «Инфолайна», за девять месяцев упали на 15%. Одежда и обувь — на 40%, мебель, бытовая техника и электроника — на 30%. И это — в номинальном, то есть в физическом выражении; с учетом роста цен продажи провалились гораздо глубже, а по многим категориям — в два раза и больше. Наглядную картину общей ситуации дают продажи пресловутых холодильников: за девять месяцев этого года продано 2,3 млн изделий против 2,7 млн за тот же период прошлого (сокращение на 15%), при номинальной выручке от продаж в 90,6 млрд руб. против 86,5 млрд за тот же период 2021 года (+5%), по данным Holodilnik.ru.

Третий квартал 2022 года для крупнейших торговых сетей стал «худшим за всю современную историю», утверждает генеральный директор «Инфолайна» Иван Федяков. Он называет три причины: «естественные демографические потери, геополитическая миграция, режим жесткой потребительской экономии». «Если в ближайшее время ситуация не изменится в лучшую сторону, с наступлением Нового года мы рискуем получить, во-первых, череду банкротств, во-вторых, уход с рынка уже не только иностранных, но и российских компаний», — говорит Фадеев.

То, что россияне начнут меньше тратить и больше сберегать, ЦБ предсказывал весной: «Уже произошедший рост цен, экономическая неопределенность, повышение склонности к сбережению из-за усиления мотива предосторожности при росте привлекательности вкладов, ужесточение условий потребительского кредитования — все это будет в целом сдерживать спрос и отражаться на его структуре». К тому же доходы в России снижаются с 2014 года. В 2017–2019 и в 2021 годах был небольшой рост, сменившийся теперь новым снижением. В результате, по оценке «Ромир», расходы на еду и товары повседневного спроса в бюджете среднего российского домохозяйства в октябре достигли рекордных 47,9%, что на 6,5% больше, чем год назад. Это тот уровень, когда потребление приходится ограничивать.

Что касается потребительского кредитования, которое могло бы поддержать спрос, то незначительный номинальный рост его общего портфеля (+3,9% в октябре 2022 года к октябрю предыдущего) опять-таки гораздо ниже инфляции. Наконец, часть часть доходов (и расходов) просто ушла из страны в связи с двумя волнами антивоенной эмиграции, затронувшими (как показывают опросы) потребительски активные контингенты с доходами выше среднего. Наконец, к методике учета реальных доходов у экономистов давно были серьезные вопросы.

Так или иначе в разрезе конкретных сегментов рынка картина разворачивающегося кризиса выглядит более драматичной, а снижение уровня и качества жизни россиян более существенным, чем это следует из агрегированных данных официальной статистики.