Политика «русификации»: никто не знает, сколько украинских детей было депортировано в Россию, но счет идет на сотни тысяч


Сразу после признания Россией суверенитета так называемых Донецкой и Луганской народных республик началась «эвакуация» их жителей, а вместе с ней и масштабная кампания по депортации в Россию украинских детей, которая затем была распространена на другие территории, находящиеся под контролем российской армии. На украинском портале «Дети войны» доподлинно установлены имена 13 876 депортированных детей, но, по разным оценкам, на территорию России уже вывезено от 300 до 715 тыс. несовершеннолетних. В законодательство РФ были внесены поправки, позволяющие в упрощенном порядке давать детям российское гражданство и устраняющие преграды для их усыновления в России, а с потенциальными усыновителями проводится идеологическая работа. Лауреат Гонкуровской премии Джонатан Литтелл указывает на сходство этой политики с политикой «германизации», которую Третий рейх проводил на оккупированных территориях Чехии и Польши.

Первые сообщения о вывозе детей из Украины в Россию появились во второй половине марта, когда МИД Украины обвинил Москву в незаконном перемещении из Луганской и Донецкой областей 2389 несовершеннолетних. В начале июня на заседании Постоянного совета ОБСЕ в Вене украинская делегация подняла вопрос о незаконной депортации в Россию уже около 230 тыс. украинских детей. Как заявили украинцы, эта депортация является грубым нарушением международного права, в частности Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него (1948) и Конвенции о правах ребенка (1989).

В сентябре посол США в ОБСЕ Майкл Карпентер заявил, что у США есть информация о том, что в течение только июля из Украины в Россию были вывезены тысячи детей. Владимир Зеленский поднял эту тему на саммите G20 в Джакарте в ноябре: в его выступлении речь шла про 11 тыс. детей, которых насильно депортировали в Россию и которых украинские власти знают по именам. 

В докладе Amnesty International, опубликованном в начале ноября, также описывалась практика депортации детей из Украины с их последующим размещением и усыновлением в России. Но наиболее полно она отражена в опубликованном в декабре отчете Восточной правозащитной группы (ВПГ), где эта депортация предстает в виде продуманной и масштабной политической кампании. Депортированных детей можно разделить на четыре группы, пишут авторы отчета. К первой относятся сироты, которых проще всего было депортировать в Россию. Во вторую входят дети, чьих родителей лишили родительских прав. В суды самопровозглашенных ЛНР и ДНР было подано более 38 тыс. заявлений, касавшихся лишения прав на воспитание детей. Чаще всего такую процедуру проводили с несовершеннолетними, находившимися под неформальным попечительством дедушек, бабушек и других родственников, которые, по мнению судов, «не могут заменить ребенку мать или отца». К третьей группе относятся дети-«беспризорники», которые не опекались ни родителями, ни соответствующими учреждениями. Наконец, в четвертую группу входят дети из полноценных семей, которые были депортированы в Россию целиком. Депортацию курировал Межведомственный координационный штаб по гуманитарному реагированию при Министерстве обороны РФ, который играет ключевую организационную роль в реализации этой политики.

Российское законодательство запрещает усыновление детей из других государств, поэтому в законодательство были внесены изменения. Однако в Кремле не хотели отменять или ослаблять существующий запрет, поэтому Путин внес поправки в указы о получении российского гражданства, после которых дети из ЛНР и ДНР получили возможность стать гражданами РФ в упрощенном порядке. Поскольку несовершеннолетние не могут самостоятельно дать согласие на получение гражданства, за них это делали назначенные опекуны из детских домов, которые отправляли соответствующие заявления в миграционные службы.

Поиском кандидатов на роль приемных родителей депортированных занимается Центр содействия семейному воспитанию РФ, который де-факто выполняет роль детского дома. Те, кто изъявил желание усыновить детей из Украины, обязаны пройти курсы по их идеологическому воспитанию. Первые сообщения об идеологической обработке будущих опекунов стали поступать из Московской области, позже похожие сообщения стали появляться и в других регионах. Авторы доклада утверждают, что Кремль делает специальный акцент на идеологической обработке опекунов и детей, нацеленной на то, чтобы последние утратили свою украинскую идентичность, русифицировались. 

Впрочем, из-за резкого наплыва сирот увеличилось количество случаев возврата детей в детские дома. Чаще всего это происходило из-за того, что у усыновленного ребенка обнаруживались серьезные заболевания. Чтобы уменьшить число таких возвратов, правительство РФ выпустило распоряжение о проведении с 1 ноября по 31 декабря так называемой диспансеризации — причем на «диспансеризацию» не менее 82 тыс. украинских детей было выделено 350 млн рублей (более 4 тыс. на ребенка).

Политика депортации и русификации детей из Украины вызывает возмущения и протесты. Генеральный прокурор Украины Ирина Венедиктова заявила в интервью Reuters, что международное гуманитарное право квалифицирует насильственную массовую депортацию людей во время конфликта как военное преступление, а насильственная депортация детей имеет признаки геноцида. В декабре с призывом расследовать происходящее к Международному уголовному суду обратились знаменитые французские писатели и ученые, а лауреат Гонкуровской премии Джонатан Литтелл сравнил политику депортации и русификации украинских детей с политикой «германизации», которую проводил нацистский режим, вывозивший десятки тысяч детей из Чехии и Польши для превращения их в «истинных арийцев».

Важнейшей проблемой остается установление количества детей, депортированных из Украины в Россию, — эти цифры стали частью пропагандистской войны уже сами по себе. По данным Бюллетеня Межведомственного координационного штаба от 28 ноября, с оккупированных территорий, включая Донецкую и Луганскую области, было «эвакуировано» 4 млн 860 тыс. человек, из которых 715 816 — это дети. Однако, по мнению Дарьи Герасимчук, советницы — уполномоченной президента Украины по правам ребенка и детской реабилитации, Россия, скорее всего, завышает число «спасенных» детей. С ней согласна Ксения Ильюк, эксперт по изучению дезинформации из украинского издания «Детектор Медиа», которая считает, что сведения о «спасении» украинских детей имеют пропагандистский эффект, а потому официальные органы стремятся дать завышенные цифры. Помимо этого, завышенные цифры, по всей видимости, рассчитаны на получение более значительного финансирования. Поэтому в Киеве считают, что количество депортированных несовершеннолетних составляет примерно 300 тыс. человек. Правительство Украины создало информационный портал «Дети войны», где сведения о пострадавших детях проходят проверку и публикуются вместе с их подлинными именами. Согласно данным портала на 27 декабря, на войне погибли 450 детей, были ранены — 868, пропали без вести — 332, депортированы — 13 876.