«С Украиной, против украинцев». Польша приняла рекордное число украинских беженцев, но такой наплыв мигрантов чреват ростом социальной напряженности, отмечают эксперты


Польша — ключевой участник проукраинской коалиции в Европе. На начало декабря границу с Польшей пересекли 5,9 млн украинцев, 1,5 млн запросили убежища. Это крупнейший миграционный приток, который когда бы то ни было переживала страна. Практически неизбежный в условиях такого наплыва гуманитарный кризис удалось предотвратить благодаря мобилизации гражданского общества, отмечается в докладе Фонда Карнеги-Европа. Но чем дольше идет война, тем большее напряжение вызывает наплыв беженцев в польском обществе, свидетельствуют недавние исследования общественного мнения. Антимигрантские нарративы подогреваются Россией, считают эксперты Карнеги. Впрочем, относительный рост недовольства никак пока не влияет на решимость Варшавы оказывать самую широкую помощь Украине в противостоянии российской агрессии.

По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, на 6 декабря польскую границу пересекли 5,9 млн украинцев, и из них 1,5 млн запросили убежища в Польше. В первые дни после российского вторжения украинско-польскую границу ежедневно пересекало около 140 тыс. беженцев с Украины, затем их численность стабилизировалась на уровне около 20 тыс. в день. Избежать почти неизбежного в такой ситуации гуманитарного кризиса удалось только за счет быстрой и массовой мобилизации польского гражданского общества и населения, пишут авторы доклада Фонда Карнеги-Европа, посвященного изменениям роли третьего сектора в условиях нарастающих геополитических конфликтов. Вокзалы и автобусные депо превратились во временные убежища и пункты раздачи продуктов питания. Тысячи поляков сделали пожертвования на закупку продовольствия, медикаментов, одежды. По данным Польского экономического института, материальная помощь, которую оказали поляки украинским беженцам, составила около 10 млрд злотых (примерно $2,2 млрд).

Однако, чем дольше идет война, продолжают эксперты Фонда, тем больше нарастает усталость польского общества на фоне новых экономических и энергетических проблем. Уже к началу лета опросы общественного мнения фиксировали рост негативного отношения поляков к украинским беженцам. В марте лишь 3% населения Польши выступало против принятия украинцев, но уже в июне их доля выросла до 12%. В осеннем исследовании Славомира Сераковского, основателя движения Krytyka Polityczna и старшего научного сотрудника Немецкого общества внешней политики (DGAP), озаглавленном «Поляки с Украиной, но против украинцев», делается вывод, что к осени отношение поляков к украинцам изменилось в худшую сторону еще больше.

Главной причиной роста негативных настроений являются выросшие цены на жилье и другие экономические сложности, вызванные войной. Инфляция в стране достигла 18%, а стоимость энергоресурсов остается на высоком уровне. Собранные Серковским интервью показывают, что недовольство этими проблемами перекладывается на украинских беженцев. Людям не нравится, что украинцы имеют право на национальный идентификационный номер и разные льготы, которые, по мнению респондентов, стимулируют беженцев не возвращаться в Украину и перегружают и без того неэффективную систему социальной поддержки в Польше. Существуют также опасения, что украинцы отберут у поляков рабочие места. В настоящий момент в Польше трудоустроились 400 тыс. украинцев; Славомир Сераковский приводит расчеты экспертов, которые показывают, что польский рынок труда способен «переварить» гораздо больше, и эти страхи носят иррациональный характер.

Анализ интервью показывает, что респонденты повторяют одни и те же истории, которые не имеют ничего общего с их личным опытом. Каналом их распространения являются социальные сети, где большинство таких сообщений распространяются анонимными троллями и ботами. Эксперты Карнеги-Европа уверены, что в этом замешана Москва. Они утверждают, что с марта в польских СМИ и социальных сетях регулярно появляются инспирированные Кремлем сообщения о том, что выдача идентификационных номеров украинским беженцам означает предоставление им польского гражданства или что пособия по социальному обеспечению, которые доступны беженцам из Украины, значительно превышают те, которые доступны польским гражданам. 

В любом случае изменения в общественных настроениях нельзя замалчивать, с ними необходимо работать, как необходимо вести диалог с польскими гражданами, продолжает Сераковский. По его мнению, причины растущего общественного недовольства в действительности связаны не с беженцами, но с отсутствием доверия к государству. К счастью, ни одна политическая партия пока не использует это недовольство для мобилизации своего электората — за исключением крайне правой Konfederacja. Однако, считает Сераковский, если эта тема не будет обсуждаться открыто, рано или поздно эту повестку могут захватить популисты, особенно в преддверии новых парламентских выборов в следующем году.

Впрочем, рост негативного отношения к украинским беженцам среди польского населения не ведет к сокращению поддержки самой Украины польским правительством. По данным Кильского института мировой экономики, Польша занимает четвертое место по объемам предоставляемой Киеву военной помощи (после США, Германии и Великобритании) и третье — по объемам всей своей помощи Украине в отношении к своему ВВП (после Эстонии и Латвии). На 20 ноября общий объем обязательств Варшавы в отношении военной поддержки Украины составил $1,82 млрд.