Опиум для Европы: отсутствие конкурентоспособной альтернативы российскому газу заставляет «прагматиков» обсуждать гипотетическую возможность его возвращения на европейский рынок


Геополитические амбиции Путина и развязанная война практически разрушили пятидесятилетний газовый союз между Россией и Европой, в основе которого лежало сотрудничество СССР/России прежде всего с Германией. Однако замещение российского газа потребует времени и долгосрочных гарантий для новых поставщиков. Но даже в этом случае газ будет более дорогим, а это снизит конкурентоспособность германской промышленности, являющейся локомотивом европейской экономики. Опрос экспертов, результаты которого опубликовало агентство Bloomberg, показал, что значительная их часть считает возможным возвращение российского газа на европейский рынок по окончании войны. Однако политики и другая часть экспертов ищут сценарии, которые исключили бы такую возможность.

Еще в 2021 году Россия поставила в ЕС 155 млрд куб. м газа, что составило чуть больше 40% от его общих газовых потребностей. В период с января по август 2022 год ЕС получил от Москвы на 39 млрд. куб. м газа меньше, чем в предыдущем году; к декабрю поставки из России закрыли потребности ЕС всего на 7,5%. Европейцам в срочном порядке пришлось искать новых поставщиков и принимать чрезвычайные меры, и в результате им удалось справиться с критической угрозой, заплатив за это высокую цену. И дело не только в падении уровня жизни. Дешевый российский трубопроводный газ был залогом конкурентоспособности немецкой промышленности, которая в свою очередь является локомотивом всей европейской экономики. Альтернативные поставки в любом случае будут существенно дороже, а значит, будут снижать конкурентоспособность Европы в долгосрочной перспективе.

В этом смысле вопрос о возвращении российского газа в Европу не выглядит окончательно закрытым — на него завязаны интересы европейской экономики в целом. Опрос, проведенный в ходе конференции, организованной Оксфордским институтом энергетических исследований, показал, что 40% ее участников (руководителей энергетических компаний, высокопоставленных чиновников и отраслевых консультантов) уверены, что в будущем Россия вновь может стать основным поставщиком газа в Европу.  Другие 40% опрошенных посчитали, что этого не произойдет ни в коем случае. Результаты опроса стали темой сенсационной публикации агентства Bloomberg.

В этом году немцы платят в среднем порядка 140 евро за мегаватт-час газа (в некоторые моменты цена на бирже доходила до 300 евро), что примерно в семь раз больше средних значений с 2010 по 2020 год. Из-за этого Берлину приходится тратить миллиарды евро на субсидии для промышленности и населения. Поставщики сжиженного газа из Америки и Катара не способны предложить цены, сопоставимые с российскими. Помимо прочего без дешевого газа из России ЕС будет сложнее осуществить энергетический переход и развивать водородную энергетику (мы уже писали об этом).

Очевидно, что подобная аргументация актуальна лишь в случае окончания войны и смены российского политического режима. Но и в этом случае она выглядит беспринципной в глазах последовательных сторонников снижения зависимости от России. Эксперты американского Atlantic Council считают, что ЕС способен отказаться от российского газа и найти новых партнеров с приемлемыми ценами. Ключевым элементом стратегии ЕС должна стать политика консолидированных закупок газа: в этом случае европейские страны не будут конкурировать между собой и будут способны установить единый ценовой «потолок». Это резко усилит переговорные позиции ЕС. Эксперты считают, что «потолок» в размере 275 евро за мегаватт-час не усугубит дефицит на рынке, а даст четкий сигнал импортерам. 

Пока такая стратегия наталкивается на особенности механизмов принятия решения внутри ЕС. На прошлой неделе государства-члены не смогли принять решение о потолке цен на саммите ЕС. Обсуждение было отложено на понедельник 19 декабря из-за требования некоторых стран опустить его до 200 евро за мегаватт-час и обсуждения списка стран-импортеров, на которых он не будет распространяться.

Однако, эксперты Atlantic Council признают, что в любом случае этот механизм не решает проблемы в долгосрочной перспективе. Кризис предложения можно преодолеть только за счет увеличения мировой добычи, замещающей выпавший российский газ. Поэтому ЕС должен составить список стран, откуда можно получить дополнительные объемы газа и какие меры необходимо предпринять для роста добычи и поставок. 

На первом месте находится Норвегия, которая в этом году превзошла Россию по поставкам ЕС трубопроводного газа (с января по сентябрь 2022 года они составили 84 млрд куб. м — на 6 млрд больше, чем в прошлом году). Однако в условиях действия «потолка» цен увеличить поставки будет невозможно, наоборот — они сократятся. Следовательно Норвегию необходимо исключить из соглашения по «потолку». 

США по объемам поставок газа в ЕС в этом году заняли второе место. Уже в первой половине 2022 года объемы американских поставок в Европу выросли до 39 млрд куб. м. Для дальнейшего увеличения американского импорта необходимо увеличить пропускные способности восточного побережья США и убедить Вашингтон облегчить и упорядочить выдачу разрешений на строительство новых СПГ-проектов. Кроме того, Европа и Америка должны продумать порядок заключения долгосрочных договоров, которые могли бы сократить риски для инвесторов в США.

Наконец, Катар, обладающий значительными запасами природного газа, способен в значительной мере заместить российский газ. Однако увеличение добычи потребует гарантий со стороны Европы; катарский газ дорогой и долгосрочные контракты несут с собой для ЕС риски. По этой причине немцы не смогли договориться с Катаром о увеличение поставок СПГ в первой половине 2022 года. В Atlantic Council считают, что, если переговоры будут вестись от имени ЕС, можно договориться о более выгодных условиях.

В целом, доклад Atlantic Council демонстрирует, что проблема замещения российского газа в долгосрочной перспективе по тем ценам, которые сохранили бы конкурентоспособность европейской экономики, пока не выглядит решенной. А значит, разговоры о перспективах возвращения российского газа после окончания войны будут вновь и вновь оказываться в повестке обсуждений.