Предвоенная инерция: в марте экономическая активность по-прежнему росла в большинстве регионов России, но число таких регионов стало быстро сокращаться


Индекс региональной экономической активности (РЭА) в марте составил 62%, что все еще выше порогового значения в 50%, но серьезно ниже февральских показателей РЭА — 72%, сообщает новый выпуск «Комментариев о государстве и бизнесе» Центра развития ВШЭ. Это еще одно свидетельство инерционного запаса российской экономики, который позволил ей более мягко преодолеть первый шок от санкций и ухода западных компаний. Впрочем, если в феврале росли 73 региональных экономики, в марте рост сохранился только у 52. Таким образом, в марте произошло замедление роста — резкое, но недостаточное, чтобы за один месяц экономика перешла от стабильного роста к сокращению. В марте скорее наблюдался «инерционный» рост, в равной степени затронувший все основные сектора экономики в их региональном измерении.

Индекс РЭА рассчитывается Центром развития ВШЭ ежемесячно для каждого региона по пяти базовым секторам экономики. Наиболее высокие показатели индекса в марте наблюдались у регионов с высокой долей добывающей промышленности — в Сибири и на Дальнем Востоке, более низкие показатели — в регионах Европейской части России и Севера.

Рост во всех пяти секторах (промышленность, строительство, платные услуги, розничная и оптовая торговля) сохранился только в 11 регионах вместо 15 в феврале. Четыре сектора продолжали расти в 20 регионах вместо 29. Наихудшие показатели в марте были в Воронежской, Калужской и Архангельской областях, где экономика сократилась сразу в четырех секторах из пяти.

Анализ динамики экономической активности в региональном разрезе позволяет более точно увидеть сектора и виды экономической деятельности, которые попадут первыми под удар кризиса, и в дальнейшем могут спровоцировать обвал в связанных с ними производствах.