Мир против справедливости

Грядущий раскол Европы из-за войны в Украине

Иван Крастев
Президент Центра либеральных стратегий (Болгария)
Марк Леонард
Директор Европейского совета по международным отношениям (ECFR)

Опрос Европейского совета по международным отношениям (ECFR), выявивший различия взглядов европейцев на войну в Украине и перспективы ее окончания, вызвал значительный резонанс. Между тем, как это нередко бывает, интерпретация данных и самих выводов, которые делают эксперты ECFR Иван Крастев и Марк Леонард, в этой дискуссии оказалась несколько смещенной. Многие восприняли их как констатацию наличия в европейском обществе относительно большого лагеря «мира» — сторонников скорейшего окончания войны, даже ценой уступок Владимиру Путину со стороны Украины (35%), и гораздо меньшего по размерам лагеря «справедливости», выступающего за продолжение борьбы (22%).

В действительности же в обзоре ECFR речь идет о трех лагерях: помимо лагеря «мира» и лагеря «справедливости» в общественном мнении также присутствует почти равный последнему лагерь «колеблющихся» (20%) — это группа, в целом разделяющая мнение лагеря «справедливости», однако опасающаяся дальнейшей эскалации конфликта и потому не столь последовательная в требовании «справедливости». По мнению авторов обзора, именно она под давлением экономических факторов и усталости от войны может все больше дрейфовать в сторону лагеря «мира». Внимательное отношение политиков к обеспокоенностям этого третьего лагеря, пишут авторы, — необходимое условие, чтобы наметившиеся в опросе расхождения в европейском общественном мнении не превратились в новый «раскол Европы».

С разрешения авторов Re: Russia публикует русский перевод этого обзора.

Введение

За недели и месяцы после вторжения в Украину европейцы удивили и Владимира Путина, и самих себя собственным единством и решительностью. Постгероические европейские общества, возмущенные агрессией России и завороженные доблестью украинцев, заставили Европу совершить неожиданный разворот. Они вдохновили свои правительства на шаги исторического масштаба, открыли свои дома для миллионов украинцев, потребовали жестких экономических санкций для России и принудили западные компании покинуть ее сколь возможно быстро. Если предыдущие моменты «европейской славы» характеризовались тем, что европейский флаг мобилизовывал людей за пределами Европейского союза (в том числе и в Украине), то на этот раз наоборот украинский флаг мобилизовал людей внутри ЕС.

Европейцы обнаружили, что они представляют собой более серьезную силу, чем они сами думали. Выдающийся комментатор Мозес Наим написал: «Европа обнаружила, что она — сверхдержава». Но сохранится ли это впечатляющее европейское единство по мере того, как война приближается к своему уже пятому месяцу? Или между странами ЕС и внутри них начнут появляться определенные трещины?

Европейский совет по международным отношениям провел общеевропейский опрос общественного мнения в десяти странах, чтобы найти ответы на эти вопросы. Опрос проводился в середине мая — в то время, когда граждане уже немного отошли от первого шока вторжения и фокус дискуссии начал смещаться от событий на поле боя к обсуждению того, чем может закончиться конфликт, как он повлияет на жизнь людей, на их страны и на ЕС в целом. Это был также момент, когда европейцы начали все больше ощущать и осознавать глобальные экономические и социальные последствия войны: высокую инфляцию, энергетический и продовольственный кризисы. Поэтому задачей опроса было скорее понять степень устойчивости общественных настроений, нежели зафиксировать тот гнев, который поначалу вызвала у европейцев агрессия Путина.

В опросе приняли участие около 8000 человек из разных стран Европы, среди которых были Польша и Румыния — прифронтовые, традиционно скептически относящиеся к России государства Центральной Европы, Франция, Германия и Италия — крупные западноевропейские государства, которые ранее заслужили репутацию Russlandverstehers («относящихся к России с пониманием»), Португалия и Испания — южноевропейские государства, которые раньше были в целом менее вовлечены в проблемы «российской политики» ЕС, Финляндия и Швеция — северные страны, подавшие в результате вторжения заявки на членство в НАТО, и, наконец, Великобритания.

В целом, результаты опроса показывают, что европейское общественное мнение меняется и что самые трудные дни для него, возможно, еще впереди. Устойчивость европейской демократии будет во многом зависеть от способности правительств консолидировать общественную поддержку в отношении той политики, которая в конечном итоге принесет проблемы и лишения многим социальным группам в Европе. Это заставит правительства искать баланс между задачей сохранения европейского единства в давлении на Москву и теми мнениями, которое вносят раскол в это единство как внутри отдельных стран-членов, так и между странами. Опрос вскрывает нарастающий разрыв между заявленной позицией многих европейских правительств и настроениями общества в их странах. И главный намечающийся глубокий раскол пролегает между теми, кто хочет как можно скорее закончить войну, и теми, кто хочет продолжать ее вплоть до поражения России.

Кто ответственен за начало войны в Украине? % от числа опрошенных


Европа после российского вторжения

Европейцы не разделены в вопросе о том, кого винить в войне, — три четверти опрошенных считают, что ответственность за конфликт несет Россия. Не разделились они и по вопросу о том, кто является главным препятствием на пути к миру — две трети опрошенных также указывают на Россию. Единственным исключением здесь является Италия, где мнения разделились между тремя близкими по размерам группами, считающими соответственно Россию, Украину и Запад основным препятствием к окончанию войны.

Какая из стран представляет собой наибольшее препятствие к миру между Россией и Украиной? % от числа опрошенных

Screenshot_2022-06-20_at_20.11.05.png

В целом европейцы не колеблются в том, на чьей они стороне: они хотят, чтобы Украина победила. И они готовы помочь ей защитить себя. Более того, наш опрос показывает, что большинство европейцев готовы демонстрировать солидарность с Украиной в форме предоставления ей экономической помощи и оружия, поддержки ее членства в ЕС и приеме украинских беженцев. Одновременно они поддерживают жесткие меры в отношении России, которые включают использование экономических санкций, прекращение российского импорта ископаемого топлива и размещение дополнительных войск в Восточной Европе (но не в самой Украине).

Вы бы поддержали ЕС в полной остановке импорта ископаемого топлива из России? % от числа опрошенных

Screenshot_2022-06-20_at_20.02.26.png

Если бы ЕС поддержал вступление Украины в НАТО, вы были бы за или против? % от числа опрошенных

Screenshot_2022-06-20_at_20.03.17.png

Однако, при том что европейцы винят Россию в этой войне и надеются на победу Украины, европейские страны и общества различаются в том, как они видят возможное окончание войны.

Мир против справедливости

В теории все европейцы согласны, что именно украинцы должны решить, когда прекратить войну и договориться о параметрах мира. Но в данных опроса заметны явные различия в понимании того, должна ли Европа стремиться как можно скорее закончить войну — даже если это подразумевает уступки со стороны Украины — или же главной целью является наказание России за ее агрессию и восстановление территориальной целостности Украины, даже если такой путь приведет к затяжному конфликту и еще большим человеческим страданиям.

В данных опроса европейцы выглядят разделенными на две группы — на лагерь «мира» и лагерь «справедливости». Те, кого объединяет лагерь «мира», хотят прекращения войны прямо сейчас, даже ценой уступок со стороны Украины России. Лагерь «справедливости» считает, что к миру может привести только явное поражение России. Это размежевание проходит внутри многих европейских стран и между ними. И поскольку конфликт в Украине превращается в длительную войну на истощение, оно рискует в перспективе стать главной разделительной линией Европы. И если политические лидеры не будут внимательно относится к проявившим себя в опросе разницам в позициях, это может стать предвестием конца того удивительного единства Европы, которое мы наблюдали.

Треть (35%) респондентов в тех 10 странах, где проводился опрос, могут быть отнесены к лагерю «мира», а пятая часть (22%) — к лагерю «справедливости». Еще одна пятая часть (20%) отказывается делать определенный выбор между «миром» и «справедливостью», но при этом в основном поддерживает то, как отвечает ЕС на российскую агрессию в Украине. Представители этой группы в основном разделяют антироссийские настроения лагеря «справедливости», но в то же время опасаются эскалации подобно представителям лагеря «мира». В ближайшие месяцы давление именно на эту третью группу будет возрастать, принуждая ее сменить позицию. И потому их мнение и их голос могут сыграть решающую роль в определении дальнейших шагов Европы.

Размеры лагеря «мира» и лагеря «справедливости» значительно варьируются в разных странах ЕС, в разных поколениях и среди сторонников разных политических партий. Примечательно, что в то время как во всех десяти участвовавших в опросе странах лагерь «мира» поровну разделен между мужчинами и женщинами, в лагере «справедливости» наблюдается явное преобладание мужчин: 62% против 38% женщин. В отношении партийности можно заключить, что правые избиратели с большей вероятностью принадлежат к лагерю «справедливости», чем левые. Но эта взаимосвязь проявляется не так строго. В Германии предпочтение «мира» доминирует как среди правоцентристских избирателей ХДС/ХСС, так и среди левоцентристских избирателей социал-демократов, в то время как «зеленые» отличаются тем, что имеют наибольшее число колеблющихся избирателей.

В Финляндии сторонники правящих социал-демократов отдают предпочтение «справедливости», в то время как избиратели правоцентристской Национальной коалиционной партии разделились примерно поровну. В Испании наибольшая доля сторонников «справедливости» приходится на радикально-правую Vox. Аналогичным образом, в Швеции избиратели радикально-правых «Шведских демократов» являются самыми горячими сторонниками «справедливости» из избирателей трех крупнейших партий. Между тем, во Франции ультраправые выступают за «мир», а многие левые избиратели находятся в группе «колеблющихся». И хотя избиратели всех партий Италии предпочитают «мир» «справедливости», наибольшую поддержку «миру» (более 60%) оказывают сторонники «Братьев Италии» и «Лиги Севера».

У лагеря «мира» и лагеря «справедливости» разное отношение к войне. Хотя все обвиняют в конфликте Россию, в лагере «мира» таких меньше (64% — по сравнению с 86% в лагере «справедливости»). И из всех трех групп именно колеблющиеся респонденты в большей степени возлагают ответственность на Россию (92%). Аналогичным образом, большинство как в лагере «мира», так и в лагере «справедливости» в основном считают Россию главным препятствием на пути к миру, но при этом в лагере «мира» придерживающихся такой позиции гораздо меньше: 53% по сравнению с 79% в лагере «справедливости». Среди колеблющихся главным препятствием на пути к миру считает Россию опять же подавляющее большинство.

При том что некоторые пророссийски (или антиамерикански) настроенные респонденты могут принадлежать к лагерю «мира», это вовсе не делает этот лагерь дружественным России. В то время как лагерь «мира» и лагерь «справедливости» согласны с тем, что Россия и Украина равно пострадают в результате этой войны, лагерь «справедливости» считает, что Россия пострадает «гораздо больше», в то время как представители лагеря «мира» полагают, что больше пострадает Украина. То есть представители лагеря «мира» могут желать прекращения войны, поскольку считают, что она причиняет Украине чрезмерные страдания. Лагерь «мира» также выражает более солидарную убежденность, что ЕС пострадает в результате этого конфликта. Это может быть еще одной причиной, по которой сторонники «мира» хотят, чтобы война прекратилась. Лагерь «мира» во многом является лагерем пессимистов.

Что касается политической и практической реакции Европы на войну, то большинство во всех трех основных группах поддерживает разрыв экономических связей с Россией. Но размеры этого большинства различаются: в лагере «мира» 50% поддерживают полный разрыв, а 37% — нет, в лагере «справедливости» разница составляет 83% против 11%, а среди колеблющихся респондентов — 83% против 7%. Лагерь «мира» и лагерь «справедливости» также расходятся во мнениях относительно возможного разрыва дипломатических отношений с Россией: лагерь «справедливости» определенно поддерживает это (70% «за» и 23% «против»), колеблющиеся — тоже (60% «за» и 30% «против»), а лагерь «мира» скорее не поддерживает (40% «за» и 49% «против»). Точно так же лагерь «справедливости» и колеблющиеся поддерживают разрыв культурных связей с Россией, в то время как лагерь «мира» скорее не поддерживает.

Военные вопросы также вызывают значительные расхождения. Три группы по-разному смотрят на вопрос, следует ли вводить бесполетную зону над Украиной. Лагерь «справедливости» и колеблющиеся поддерживают такое предложение (54% «за» и 24% «против» и 41% «за» и 23% «против» соответственно), в то время как лагерь «мира» настроен скептически (25% «за» и 48% «против»). Вопрос об отправке войск в Украину также разделяет два лагеря: лагерь «справедливости» и колеблющиеся поддерживают это предложение (52% «за» и 32% «против» и 49% «за» и 31% «против» соответственно), а лагерь «мира» выступает решительно против (59% при 24% «за»).

Что касается вступления Украины в НАТО, то лагерь «справедливости» и колеблющиеся поддерживают его с большим перевесом (71% против 15% и 75% против 8% соответственно), в то время как в лагере «мира» мнения разделились почти в равной пропорции: 37% поддерживают и 40% выступают против. По вопросу о том, следует ли посылать дополнительные войска в восточные страны НАТО, лагерь «справедливости» и колеблющиеся снова решительно выступают за (75% против 14% и 75% против 8% соответственно), в то время как лагерь «мира» снова расколот пополам (41% поддерживают и 40% выступают против).

Что касается потенциального членства Украины в ЕС, то все лагеря выступают «за», но в лагере «мира» перевес сторонников достаточно незначительный.

Кроме того, представители лагеря «мира» и лагеря «справедливости» пришли к радикально разным выводам по вопросу о том, следует ли их странам сейчас увеличивать расходы на оборону. Большинство в лагере «справедливости» (53%) поддерживает увеличение военных расходов, даже если это означает сокращение финансирования таких областей, как здравоохранение, образование и профилактика преступности. И только 29% сторонников «справедливости» заявили, что их страна не должна увеличивать расходы на оборону несмотря на войну, так как это может потребовать сокращения расходов в других областях. В лагере «мира» пропорции почти полностью противоположны: 29% «за» увеличение расходов на оборону и 51% «против». Мнения колеблющегося лагеря по этому вопросу разделились примерно поровну, с небольшим перевесом в пользу отказа от увеличения расходов на оборону (35% против 30%). Другими вариантами ответа на этот вопрос были «Ни то, ни другое» или «Не знаю», при этом значительное число колеблющихся (26%) выбрало первый вариант.

Таким образом, колеблющиеся респонденты столь же жестко, если не жестче, чем представители лагеря «справедливости», критикуют Россию — считают ее в первую очередь виновной в войне, видят в ней основное препятствие для мира и полагают, что Европа должна разорвать с ней все связи. В то же время они не разделяют морального возмущения лагеря «справедливости» и его стремления к эскалации. По таким вопросам, как негативные последствия войны для Украины и ЕС или увеличение расходов на оборону, они гораздо ближе к лагерю «мира». В некотором роде колеблющиеся обладают инстинктами киссинджеровских реалистов. Они открыто враждебны к России и поддерживают жесткую политику по отношению к ней, но опасаются, что затяжная война будет слишком дорого стоить Европе.

Выступая в конце мая на Всемирном экономическом форуме в Давосе, президент Украины Владимир Зеленский сказал, что его «задача состоит в том, чтобы мир не устал от войны». Это сложная задача. 50% сторонников «мира» считают, что их правительство уделяет конфликту слишком много внимания, в то время как 38% — что его достаточно или слишком мало. И наоборот, в лагере «справедливости» 52% считают, что войне уделяется либо достаточно, либо слишком мало внимания, и только 38% полагают, что внимания слишком много. Колеблющиеся респонденты ближе к лагерю «справедливости»: только 35% из них согласны с тем, что войне уделяется слишком много внимания, в то время как 47% считают, что его достаточно или слишком мало. Поэтому маловероятно, что именно усталость от войны заставляет их колебаться между «миром» и «справедливостью». Остальные опрошенные чаще говорят, что этой войне уделяется слишком много внимания (38%), реже — что достаточно или слишком мало (22%), а большинство из них просто не знают, что ответить (40%).

Эти данные также демонстрируют, что даже в лагере «справедливости» вскоре может возникнуть своего рода «усталость от солидарности». Две наиболее подверженные риску прифронтовые страны — Румыния и Польша — являются единственными странами, где более 50% людей говорят, что их правительства слишком много внимания уделяют войне в ущерб другим насущным проблемам. Поскольку многие сторонники «мира» считают, что в результате этого конфликта в худшем положении окажется Украина, а не Россия, дальнейшие военные успехи России также могут заставить еще больше людей присоединиться к лагерю «мира».

Разделенная Европа

Между странами — членами ЕС, граждане которых уже считают себя участниками войны, и теми, где люди все еще хотят избежать вовлеченности в конфликт, наметился значительный раскол.

Явным исключением является Польша, где респонденты предпочитают «справедливость» «миру» — 41% против 16%. В то же время предпочтение «мира» наиболее сильно проявляет себя в Италии (52%) и Германии (49%).

Взгляды европейцев на причины войны значительно различаются. Например, более 80% жителей Польши, Швеции, Финляндии, Португалии и Великобритании считают, что основную ответственность за развязывание конфликта несет Россия, однако в Италии таких 56%, во Франции — 62%, а в Германии — 66%. На вопрос о том, кто представляет собой самое большое препятствие на пути к миру, 64% опрошенных по всем странам ответили, что это Россия, но в Италии только 39%, а в Румынии 42% согласны с этим. В Италии более четверти опрошенных (28%) считают, что виноваты США — против 9% считающих так в остальных девяти странах опроса.

Тем не менее, полный разрыв с Москвой реален и останется какое-то время на повестке дня, независимо от того, как и когда закончится война. Все страны решительно выступают за разрыв всех экономических связей с Россией (62% к 22%), и ни одна страна, даже Италия, не возражает против такого курса. Также значительная поддержка — хотя и не столь сильная, как в случае с экономическими отношениями, — наблюдается в отношении разрыва культурных и дипломатических связей с Россией. В некоторых странах респонденты выступают против прекращения таких связей (Италия против прекращения культурных контактов; Италия, Франция и Германия против прекращения дипломатических отношений).

В целом, европейцы считают, что Россия и Украина проиграют от этой войны. Большинство европейцев — вопреки оптимистичным разговорам во многих европейских столицах, которые рассматривают войну как «час Европы», — также считают, что ЕС окажется в результате войны в худшем положении, чем была до нее. В то же время в большинстве стран преобладает мнение, что война не окажет никакого влияния на США или Китай.

Два вопроса, которые больше всего волнуют европейцев в связи с продолжающимся конфликтом, — это рост стоимости жизни (в том числе повышение цен на энергоносители) и угроза применения Россией ядерного оружия. Но, несмотря на то, что беспокойство по этим вопросам существует во всех странах, в очередности основных проблем наблюдаются значительные различия. В Португалии, Италии и Франции люди больше всего обеспокоены влиянием войны на стоимость жизни и цены на энергоносители. Напротив, в Швеции, Польше и Румынии граждане меньше всего обеспокоены этим вопросом. Шведы, финны и французы больше, чем жители других стран, озабочены угрозой российских кибератак. А страны, расположенные ближе всего к России, — Финляндия, Польша, Румыния и Швеция — больше обеспокоены угрозой российских военных действий против них. Похоже ближайшие соседи России больше опасаются оккупации, в то время как жители прочих стран обеспокоены риском ядерной войны.

Что вас больше всего беспокоит в отношении войны в Украине? % от числа опрошенных

Screenshot_2022-06-20_at_20.33.12.png

Что вас больше всего беспокоит в отношении войны в Украине? Ответ «Рост стоимости жизни и повышение цен на энергоносители», % от числа опрошенных по странам

Screenshot_2022-06-20_at_20.15.50.png

Раскол внутри Восточной Европы: Польша против Румынии

Пытаясь представить себе возможные будущие разногласия в Европе, вызванные войной, аналитики часто ссылаются на «разрыв между Востоком и Западом» и на различия между прифронтовыми странами и теми странами, которые географически находятся дальше от конфликта. Исследование ECFR дает гораздо более детализированную карту. Например, оно показывает значительные различия между Польшей и Румынией — двумя прифронтовыми странами, принимающими большое количество беженцев и исторически подозрительно и враждебно относящимися к России.

Несмотря на то, что Польша и Румыния граничат с Украиной, а их правительства являются наиболее последовательными сторонниками Киева, их граждане демонстрируют совершенно разное отношение к войне. 83% жителей Польши обвиняют Россию в конфликте, в то время как в Румынии эту позицию поддерживают всего 58% опрошенных. Что еще более важно, 74% жителей Польши считают Россию самым большим препятствием на пути к миру, в то время как в Румынии это мнение разделяет только 42%.

Также эти две страны выглядят фактически двумя разными планетами, когда речь заходит о предпочтении «мира» или «справедливости». Как уже отмечалось, Польша — единственная страна, где лагерь «справедливости» явно существенно больше лагеря «мира» (41% против 16%). В то время как Румыния, наряду с Францией, Германией, Италией, Швецией и Испанией, демонстрирует явное предпочтение «мира» «справедливости» (42% против 23%).

Поляки — одни из главных «ястребов» Европы, а румыны — ее главные «голуби». В Польше 77% опрошенных хотят разорвать все экономические связи с Россией, а в Румынии — только 45%. 74% поляков поддерживает полное прекращение импорта ископаемого топлива из России, в то время как в Румынии этот показатель составляет 51%. Аналогичным образом, 71% жителей Польши хотят разорвать с Россией все дипломатические связи, в Румынии — только 39% . И 73% опрошенных в Польше (по сравнению с 40% в Румынии) поддерживают прекращение всех культурных контактов с Россией.

Поляки и румыны также различаются в степени солидарности с Украиной. Например, предоставление Украине большей экономической помощи поддерживают 71% жителей Польши и лишь 54% жителей Румынии. Что касается вопроса об отправке дополнительных вооружений в Украину, то в Польше за это выступают 78%, а в Румынии — только 46%. Наиболее существенные различия между двумя странами наблюдаются в отношении идеи отправки войск в Украину: Польша — одна из немногих стран, где поддержка этого решения преобладает над оппозицией ему — 46% против 30%; румыны определенно выступают против отправки войск — 44% против 26% сторонников этого шага.

В то время как Польша — одна из двух стран, где более 50% опрошенных согласны, что эта война должна стать поводом к увеличению военных расходов, румыны гораздо менее убеждены в этом. Как видно, география — это не всегда судьба, когда речь идет об отношении граждан к войне.

Разделенный Запад: Германия против Италии

Взгляд на некоторые европейские страны, ранее наиболее дружелюбно относившиеся к России, также позволяет увидеть существенные различия в отношении к войне. В то время как восточноевропейцы регулярно обвиняют Германию в умиротворении России, новый опрос показывает, что граждане Германии являются намного большими «ястребами», чем, например, итальянцы.

Так, даже при том, что большинство немцев (66%) и итальянцев (56%) склонны в основном винить в войне Россию, они существенно расходятся во мнении о том, кто представляет собой самое большое препятствие на пути к миру. 63% в Германии считают, что это Россия, в Италии же с этим согласны только 39%. Италия также является страной с наибольшим числом респондентов, утверждающих, что в основном в войне виноваты США (20%) и что именно Соединенные Штаты являются самым большим препятствием для мира (28%); в Германии таких респондентов гораздо меньше — 11% и 9% соответственно.

В обеих странах преобладает поддержка разрыва экономических связей с Россией: 57% в Германии и 47% в Италии поддерживают эту идею, в то время как 29% и 36% соответственно выступают против. По ряду других вопросов немцы также оказываются большими «ястребами», чем итальянцы. Например, когда итальянцев спрашивают, что важнее — уменьшить энергетическую зависимость Европы от России или придерживаться климатических целей ЕС, их мнения сильно разделены. При этом большинство немцев считает необходимым прежде всего решить проблему энергетической зависимости Европы. И наоборот, жители Германии разделены в вопросе о том, следует ли разорвать культурные связи с Россией, в то время как итальянцы однозначно предпочитают их сохранить; Италия — единственная страна в этом исследовании, которая поддерживает такую позицию.

Немцы поддерживают (52% против 33%) отправку дополнительных вооружений украинскому правительству. Итальянцы — единственная нация, которая в основном выступает против этой идеи (45% против 33%). Аналогичным образом, в Германии преобладает мнение, что дополнительные войска должны быть направлены в восточные страны — члены НАТО (45% против 32%), а итальянцы в большинстве выступают против такого шага — 45% против 30%.

Возможно, самое разительное различие между Германией и Италией заключается в позиции их граждан в отношении расходов на оборону. Италия является исключением среди всех стран опроса: 63% респондентов заявили, что, несмотря на войну, расходы на оборону увеличивать не нужно; их повышения хотят лишь 14%. Между тем, Германия входит в число тех четырех стран (наряду с Финляндией, Польшей и Швецией), где население в основном поддерживает увеличение расходов на оборону (41% против 32%).

Таким образом, прежняя относительно дружественная позиция правительств по отношению к Москве также не является надежным ориентиром для общественного мнения в условиях войны.

Грозит ли Европе новый кризис беженцев?

Война в Украине разрушила привычные представления о «расколе Европы». Одним из поразительных последствий войны стала метаморфоза Восточной Европы в отношении к тем, кто спасается от насилия: некоторые из государств, во время кризиса 2015 года стремившихся не пускать к себе сирийских беженцев, теперь принимают наибольшее число беженцев из Украины.

Однако результаты опроса ECFR намекают на то, что миграция все еще может стать причиной разногласий на востоке, как это произошло в Турции после того, как Анкара открыла свои границы для сирийских беженцев. В то время как большинство европейцев рады принять украинских беженцев, Румыния, Польша и Франция относятся к числу стран, наименее открытых к этому. Возможно, на это влияет тот факт, что Румыния и Польша уже приняли большое число украинских беженцев, а Франции, стране, которая до сих пор почти не принимала украинцев, присуща токсичная иммиграционная политика. И тот факт, что беженцы в Польше живут в основном в частных домах, возможно, влияет на представления поляков о том, какую позицию их страна должна занимать дальше в отношении этого конфликта.

Заключение

Война похожа на американские горки: общественное мнение может меняться при каждом повороте, и в то же время это очень мощная движущая сила. Как недавно написал Гидеон Рахман из Financial Times, «война в Украине, по сути, ведется на трех фронтах и между тремя действующими лицами. Первый фронт — это само поле боя. Второй фронт — экономический. Третий фронт — это битва воль. Три ее участника — это Россия, Украина и западный альянс, поддерживающий Украину».

То, что происходит на любом из трех фронтов, влияет на два других. Военные успехи Украины имеют решающее значение для увеличения численности лагеря «справедливости» (неформальный лидер которого, Зеленский, обладает удивительной способностью разговаривать с европейской общественностью). В свою очередь сторонники лагеря «мира» уже сегодня являются самой большой группой среди европейских граждан и, вероятно, будут расти в числе, если усилится ощущение, что жесткие экономические санкции против России не приносят результатов.

Итак, что нам говорят результаты этого опроса о продолжающейся битве воль и о том, как сохранить поддержку мер, принятых для вооружения Украины, и поддержку санкций против России? Зависимость Украины от действий ее европейских соседей означает, что исход битвы воль, вероятно, будет даже более важен, чем то, что произойдет на экономическом и военном фронтах.

Следующие несколько недель будут решающими, и результаты опроса показывают, что при правильном политическом подходе единство Европы можно сохранить. Результаты опроса свидетельствуют, что разрыв Европы с Россией необратим, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Теперь у европейцев нет никаких мотивов мечтать об интеграции России в свои структуры или политическое сообщество. Похоже, они стремятся к миру, в котором Европа полностью отделится от России.

Но европейский консенсус в отношении России не означает автоматически общей позиции относительно того, какую роль ЕС должен играть в войне. Данные свидетельствуют о растущем расхождении между лагерем «мира» и лагерем «справедливости» по мере затягивания войны и роста связанных с ней расходов. Опрос выявляет потенциальные разногласия по вопросам беженцев, вступления Украины в ЕС, влияния войны на уровень жизни и угрозы ядерной эскалации. Все это вместе принимает форму раскола между лагерями «мира» и «справедливости». Во многих европейских странах дело Украины из объединяющего национального проекта может превратиться в политическую проблему, вызывающую разногласия. Но, помимо возникновения напряженности внутри отдельных стран, война может также привести к тому, что политические позиции таких государств, как Польша и Италия, будут все больше расходиться.

На ранних этапах войны страны Центральной и Восточной Европы почувствовали, что их извечное «ястребиное» отношение к России оказалось оправданным, и их уверенность в себе и вес в ЕС возросли. Но на следующем этапе такие страны, как Польша, могут оказаться на обочине, если лагерь «мира» станет более привлекательным и для других стран — членов ЕС.

Ключом к сохранению европейского единства в поддержку Украины является серьезное отношение к опасениям эскалации и представление конфликта как оборонительной борьбы против российской агрессии, а не разговоры о победе Украины и поражении России.

Хотя украинский конфликт может стать повивальной бабкой гораздо более мускулистого Евросоюза, исследование ECFR показывает, что поддержка увеличения расходов на оборону среди населения слабее, чем может показаться, если слушать только политических лидеров. И возможно, самым тревожным признаком является то, что большинство европейцев считают ЕС главным проигравшим в войне и не рассматривают его относительное единство как признак укрепления.

Существует опасность, что противоречия между лагерем «мира» и лагерем «справедливости» могут стать таким же фактором поляризации, как позиции должников и кредиторов во время кризиса евро в начале 2010-х годов. Если это допустить и если ЕС, в результате, окажется парализован собственными внутренними разногласиями, война может стать предвестником дальнейшей маргинализации Европы на мировой арене.

Европейское общественное мнение укрепило единство ЕС перед лицом вторжения России в Украину. И теперь от европейских лидеров зависит сохранение этого единства. Поиск языка, привлекательного для тех, кто колеблется в своей позиции, то есть жесткого по отношению к России, но в то же время осторожного в отношении рисков эскалации, и является решением проблемы «квадратуры круга» общественного мнения.

Если ЕС удастся сохранить тот широкий фронт, который он демонстрировал до сих пор, и если правительства его стран будут прикладывать усилия к тому, чтобы сохранить единство, а не пытаться унизить друг друга, то из тени этой войны все еще может выйти более геополитически сильная Европа. И то, чем закончится российское вторжение в Украину, будет иметь далеко идущие последствия для назревающего конфликта между США и Китаем.

Источник: European Council on Foreign Relations