Telegram против телевизора


Данные июньского опроса «Левада-центра» демонстрируют, что война не изменила фундаментального тренда последних лет: доля людей, которые черпают информацию о текущих событиях из телевизора, после короткого всплеска в начале войны вновь снизилась, а доля черпающих ее из интернет-источников продолжила рост. В Москве доля телезрителей и доля тех, кто получает информацию из интернет-источников, сравнялись, а доля пользующихся Telegram-каналами составила 30%. Несмотря на блокировки и замедления, доля тех, кто ориентируется на информацию из соцсетей, в России не сократилась. При этом лояльность режиму у телезрителей на 7–15 процентных пунктов выше, чем у тех, кто берет информацию о текущих событиях из интернет-источников.

На сайте «Левада-центра» опубликован небольшой обзор данных из июньского исследования, касающихся медиапотребления россиян, то есть структуры источников их информации о текущих событиях. «Телевидение остается наиболее распространенным источником информации для россиян. Однако в Москве интернет-источники уже сравнялись с телевидением по значимости. Кроме того, среди москвичей ТВ пользуется меньшим доверием, чем в целом по России», — пишут авторы обзора. В среднем по России телевидение в качестве источника информации упомянули в июне 63%, в то время как в Москве — только 52%, интернет-издания были упомянуты 32% респондентов всероссийской выборки и 50% респондентов-москвичей. Наконец, Telegram в качестве источника информации упоминали 16% ответивших по России и 30% респондентов-москвичей.

Москва в данном случае выступает в качестве опережающего индикатора общего тренда, обозначившегося в конце 2010-х годов: телевизор уходит в прошлое, оставаясь в основном источником информации для пожилых. «Левада-центр» приводит график, демонстрирующий меняющуюся значимость разных источников информации. Re: Russia публикует более детальную картину на рисунках 1 и 2.

Рисунок 1. Динамика упоминания различных источников информации респондентами, 2013–2021, % от числа опрошенных


Рисунок 2. Динамика упоминания различных источников информации респондентами, июль 2021 — июнь 2022, % от числа опрошенных


Как видим, в конце 2010-х годов наблюдалось сокращение значимости всех традиционных источников информации (телевидение, радио, газеты и журналы) и рост упоминаемости новых — интернет-изданий, социальных сетей и мессенджеров. В начале 2010-х годов телевизор в качестве источника информации упоминали около 90%, а в начале 2020-х — чуть более 60%, то есть за десятилетие его доля сократилась в полтора раза. К началу 2020 года доля упоминаний и интернет-изданий, и социальных сетей превзошла долю упоминаний радио, газет и журналов, вместе взятых, а доля упоминаний социальных сетей превзошла долю упоминаний интернет-изданий.

При этом медиапотребление приобрело выраженный возрастной профиль: структура источников информации для младших возрастов (18–39 лет) и группы старше 55 лет выглядит практически зеркальной (рис. 3). У первых социальные сети и Telegram составляют 42% от всех упомянутых источников информации, а на долю телевизора приходится менее 25%. У последних, наоборот, телевидение составляет все еще почти половину всех источников информации, а доля социальных сетей и Telegram — всего 16%. Следует отметить, что это две примерно равные по размерам группы — около 37% взрослого населения каждая. Возрастная группа 40–54 года по структуре медиапотребления находится между ними, но явно ближе к младшим возрастам.

Рисунок 3. Структура источников информации различных возрастных групп, июнь 2022


С начала войны в картине медиапотребления можно отметить два значимых изменения. Во-первых, резкий рост значимости Telegram-каналов. Если в 2020–2021 годах Telegram в качестве источника информации упоминали в среднем 6% респондентов, то в апреле–июне — это уже 16%. Можно было предположить, что это изменение отражает переток пользователей после блокировок и замедлений в России Instagram, Facebook, TikTok и Twitter, но данные опросов этого не подтверждают. Доля социальных сетей практически не изменилась — 40% в среднем на протяжении 2021 года и 39% в марте–июне 2022-го. Ожидаемый рост внимания к телевизору после начала войны оказался кратковременным: доля упоминаний увеличилась в марте до 70% против 63% в среднем за 2021 год, но уже к маю вернулась на прежний уровень. В итоге совокупная доля упоминаний соцсетей и Telegram в качестве источников информации в июне 2022 года составила 55%, максимально приблизившись к доле упоминаний телевидения. В этом смысле можно сказать, что война не изменила, но, наоборот, усилила основной тренд последних лет — перехват аудитории новостей соцсетями.

Наконец, опираясь на данные из последнего июньского опроса «Левада-центра», можно составить представление о предпочтениях и характеристиках респондентов, ориентирующихся на разные источники информации (см. табл. 1). Уровень лояльности ориентирующихся на традиционные источники информации (ТВ, радио, печатные СМИ) на 7–11 пунктов выше, чем у тех, кто узнает новости из интернет-изданий и социальных сетей, и на 12–15 пунктов выше, чем у читателей Telegram-каналов. (Отметим, что адекватность данных по чувствительным вопросам — одобрение властей, поддержка военной операции в Украине — в условиях авторитарного режима и войны является предметом широкой дискуссии; уровень лояльности, выявленный в опросах, может быть завышенным.) Стоит отметить, что, хотя доля черпающих информацию из соцсетей не снизилась, в целом их аудитория выглядит теперь более лояльной, чем читатели интернет-изданий.

Таблица 1. Предпочтения и социальные характеристики групп, ориентирующихся на разные источники информации, % от числа опрошенных

Традиционные СМИ: ТВ, радио, газеты, журналы
Интернет- издания Социальные сети Telegram-каналы 
Дела идут в правильном направлении  75    68 67 63
Одобряют Путина 88 80 81 73
Материальное положение за последний год ухудшилось 31 39 32 40
Следующие 12 месяцев будут скорее плохим временем для экономики 24 35 30 39
События на Украине очень беспокоят 49    41    39 39
Поддержка действий российских вооруженных сил в Украине 81 71 70    67
         
Высшее образование 27 39 33 41
Доход выше 50 тыс. рублей 26 43 37 51
Руководитель, управленец, специалист 19 35    32    38
Пенсионер 37 16 12 9
Рабочий на производстве и в сельском хозяйстве 19    17    17 14

Данные «Левада-центра», исследование «Курьер», репрезентативная выборка N = 1628.

При том что уровень материального достатка у читателей Telegram-каналов значительно выше, они существенно острее воспринимают кризис, связанный с экономическими санкциями. Отметили, что их материальное положение за последний год ухудшилось, 40% читателей Telegram-каналов и интернет-изданий и около 30% потребителей традиционных СМИ и социальных сетей. Более пессимистичными являются и ожидания интернет-аудитории: считают, что ситуация в течение ближайших 12 месяцев ухудшится, 40% читателей Telegram-каналов, 30–35% пользователей соцсетей и интернет-изданий и только 24% потребителей новостей традиционных СМИ.

Как уже было сказано, важнейшей различительной характеристикой типов медиапотребления является возраст. Однако при ближайшем рассмотрении можно говорить, что между телезрителями и потребителями интернет-новостей наблюдается широкий социальный разрыв. Так, среди телезрителей высшее образование имеют чуть более 25%, а среди тех, кто черпает информацию из Telegram и интернет-изданий, таких около 40%. Половина пользователей Telegram имеет доход выше 50 тыс. рублей, в то время как среди телезрителей таких только четверть. Наконец, среди телезрителей 55% составляют пенсионеры и неквалифицированные работники, в то время как среди черпающих информацию из интернет-изданий и соцсетей их около 30%, а среди читателей Telegram-каналов — чуть более 20%.